Одна судьба на двоих


Большой белый дом в селе Алексеевском окружён зеленью и голубой железной оградой, защищающей цветы от коров и других любителей полакомиться живой красотой.

Сладкий аромат пышной белой сирени, небольшой чистенький двор, огород с картошкой и клубникой, кролики, дремлющие в клетках, пёстрые куры, чинно прохаживающиеся по базу, кошка, греющая бока на солнышке, старенькие зелёные жигули в приоткрытом гараже – картина, излучающая уют и умиротворение.

Таково первое впечатление о визите в семью Николая Петровича и Зинаиды Павловны Шевченко. Тридцатого апреля они отметили пятидесятисемилетие со дня свадьбы – ещё один исторический момент в большой и сложной летописи их жизни…

«Несладкое детство»

Они оба коренные жители с. Алексеевского и дети войны: Николай Петрович родился в 1939 году, Зинаида Павловна – в 1941.

Её отец Павел Иванович Плискин младшую дочь так и не увидел. Когда она родилась, он оканчивал курсы шофёров в Ставрополе и оттуда сразу был направлен на фронт. Последнее письмо от него пришло в 1942 году из Керчи. С тех пор он числится без вести пропавшим…

Мама Зинаиды осталась одна с тремя детьми, их семье, как и многим другим, пришлось тогда очень сложно. Жили впроголодь, одевались во что придётся, тяжело работали…

Горькие воспоминания до сих пор не утратили остроты. Зинаида Павловна говорит о своём детстве неохотно. Болезненно морщась и смаргивая, выступающие слезинки, рассказывает, как ходила в школу в старой тётиной фуфайке, которая была в несколько раз больше её самой, и в её же обуви. Тогда на размеры не смотрели – не разут, не раздет – считай повезло, ведь другие не имели и этого. Многие дети приходили в школу босыми или по очереди, потому что ботинки были одни на несколько человек!

Зина, хоть и была младшей в семье, рано узнала, что такое тяжёлый труд, помогала маме по хозяйству, работала в огороде, во время летних каникул вместе со сверстниками трудилась на колхозных полях, а окончив семь классов, устроилась в колхоз птичницей.

Отец Николая Петровича был инвалидом, поэтому на фронт его не призвали – трудился в тылу. Поскольку в доме был мужчина, семья Шевченко жила не так плохо – дети не голодали и разутыми не ходили (зимой отец сам валял валенки), но работать им тоже приходилось много.

– «Несладкое» у нас было детство, – со вздохом признаётся Николай Петрович, вспоминая, как отец будил его среди ночи, запрягал в тачку быка и отправлял сына косить сено. Выживала семья за счёт хозяйства, а скотину требовалось кормить…

Помимо Николая в семье росло пятеро детей, нужно было помогать родителям, и после шестого класса он оставил учёбу и устроился в колхоз прицепщиком.

С Зинаидой Павловной они были знакомы со школьной скамьи и даже какое-то время учились в одном классе, но тогда, признаются оба, просто дружили. В нечто большее эта дружба переросла гораздо позже, когда они уже работали и как-то встретились в сельском клубе, где молодёжь тогда проводила досуг. С этого момента начался отсчёт их новой жизни и нового – одного на двоих – пути.

Свадьба под дождём и тайное венчание

Тридцатого апреля 1961 года Зинаида Павловна и Николай Петрович поженились.

Шёл дождь. За невестой приехали по бездорожью на грузовой машине и увезли на край села – в дом родителей Николая. На прощание глубоко верующая бабушка Зинаиды взяла с молодых слово, что они обязательно обвенчаются, ведь без этого семья – не семья.

Николаю Петровичу – комсомольцу и кандидату в члены райкома комсомола такое обещание далось непросто, ведь всё, что касалось церковных обрядов, в те годы было под строгим запретом. Венчаться пришлось тайно – в церковь шли под покровом ночи, заранее договорившись со священником, и потом долгое время скрывали этот факт от знакомых.

Если охарактеризовать всю дальнейшую жизнь супругов Шевченко в двух словах, то словами этими будут «труд» и «дети».

Они, сделали всё возможное, чтобы у их сыновей детство было более счастливым, чем у них самих, дали им возможность учиться, помогли крепко стать на ноги и обзавестись жильём.

Дела хозяйские

Николай Петрович, окончив курсы шофёров, работал в колхозе. Зинаида Павловна долгое время была птичницей, затем несколько лет – сотрудником Госстраха. Довелось ей и почтальоном поработать. Оба трудились на совесть, по-другому просто не умели, успевая при этом и о троих сыновьях заботиться, и с большим хозяйством (коровы, поросята, овцы, птица) управляться, и огород с дачей держать.

Сейчас сами удивляются, как со всем справлялись! Вставали на рассвете, днём работали, а вечером нужно было ещё заготовить сено для личного скота. Зато ссориться, признаются, было некогда. Да и бессонница никогда не мучила – засыпали, едва голова касалась подушки, а в пять утра снова подъём и привычные заботы да хлопоты.

Супруги Шевченко привыкли всего добиваться своим трудом, ни на кого не надеясь, а все заработанные средства вкладывали в семью. В 1972 году они смогли построить собственный дом и перебрались с окраины села поближе к центру.

А через несколько лет на семейном совете встал вопрос о покупке автомобиля «Жигули» – без транспорта ухаживать за большим хозяйством было непросто, но приобрести машину в те годы было ещё сложнее. Очереди на такую покупку приходилось ждать месяцами. И всё-таки шанс ускорить этот процесс имелся. Нужно было сдать большое количество топлёного сливочного масла хорошего качества, и супруги Шевченко активно включились в это соревнование. Собирали масло от своих коров, скупали его в других местах. В общей сложности сдали 170 кг и через несколько месяцев Николай Петрович стал счастливым обладателем новеньких зелёных «Жигулей».

Автомобиль до сих пор «жив» и находится в прекрасном состоянии. Это сейчас машины этой марки уже не в почёте, а в те годы Николаю Петровичу за него не раз двойную цену предлагали, но он не соглашался ни на какие уговоры. Машина требовалась самим.

Сыновья выросли, окончили школу, теперь каждому нужно было помочь получить образование. И снова – большое хозяйство, поездки в Пятигорск на рынок, торговля мясом и молоком и труд не покладая рук на благо семьи…

Сегодня, спустя годы, ни коров, ни овец в загонах Николая Петровича больше нет. На отказе от выращивания крупной живности категорически настояли теперь уже взрослые дети, беспокоившиеся о здоровье родителей. Но супруги Шевченко так привыкли работать, что просто не способны сидеть без дела, они держат кроликов и кур. В их огороде растёт немного картошки, а в палисаднике возле дома цветут ухоженные цветы как символ домашнего тепла и уюта.

Одиннадцать шуб для алексеевцев

В числе самых ярких воспоминаний Зинаиды Павловны и Николая Петровича – памятные поездки в разные уголки страны. Они успевали не только работать, но и путешествовать.

Побывали в Керчи, на горе Митридат и в Севастополе на Сапун-горе, где в списках павших воинов пытались отыскать фамилию и имя отца Зинаиды Павловны. Увы, не нашли, он по сей день считается без вести пропавшим.

Ездили на экскурсию в Волгоград, отдыхали в Сочи. Отпуск на море показался супругам слишком долгим – не привыкли они так много времени уделять отдыху. А Зинаида Павловна, встававшая, как и дома, в пять утра, до прогулки на море успевала вымыть полы в съёмном домике, удивляя окружающих своей кипучей энергией.

Поездка в Москву запомнилась величием Красной площади, волшебным панорамным видом на столицу с Останкинской телебашни и ночными походами по магазинам…

В годы дефицита приобрести хорошую одежду в провинции было практически невозможно, поэтому, узнав, что чета Шевченко едет в Москву, родственники и друзья набежали с заказами. В составленном по их просьбам списке одних только шуб было одиннадцать!

Чтобы выполнить хоть часть заказов, супругам пришлось обежать множество столичных магазинов, где их едва не приняли за спекулянтов, а купить в конечном итоге удалось только две шубы – самой Зинаиде Павловне и её сестре.

Самое большое счастье

Николай Петрович и Зинаида Павловна вместе пятьдесят семь лет и все эти годы являются друг для друга главной поддержкой и опорой.

Они оба – ветераны труда, да и вся их жизнь – сплошной трудовой подвиг.

О любви и романтике я, как ни расспрашивала, не услышала. Говорят, мол, понравились – поженились, вот и вся история. Просто чувства тогда доказывались и проверялись поступками, а не словами, вот и не принято было ими разбрасываться.

Впрочем, слова им не нужны и сейчас, в их взглядах, обращённых друг на друга, читаются теплота, уважение и какое-то особое, глубинное родство, связывающее на уровне души. Связывающее неразрывно…

А какой любовью и гордостью светятся их глаза, когда речь заходит о сыновьях, шестерых внуках и троих правнуках! Это их самое большое счастье и смысл жизни! Дети и внуки выросли такими же трудолюбивыми, как Шевченко старшие, тоже очень гордятся ими и непременно навещают по праздникам.

Говорят, чтобы брак был счастливым, супруги должны смотреть в одном направлении, это как раз по Зинаиду Павловну и Николая Петровича. Они всегда смотрели и смотрят в одну сторону – в сторону семьи…