ВЕТЕРАНСКАЯ ДОЛЯ


Поводом для очередной командировки в село Красные Ключи стало письмо жительницы города Благодарного Веры Алексеевны Жуковой, пришедшее в редакцию «Благодарненских вестей».

В нём говорилось следующее:

«Уважаемая редакция! Очень прошу обратить внима­ние на пенсионера, участника Великой Отечественной вой-ны, инвалида второй группы Владимира Игнатьевича Ради­онова, проживающего в селе Красные Ключи.

Познакомилась я с ним в кардиологическом отделении Благодарненской ЦРБ, ког­да навещала своего мужа. Я узнала, что живёт он в халупе, где нет ни отопления, ни горя­чей воды, ни удобств. И это у инвалида войны?!

Его жена Надежда Тихонов­на парализована и шестой год не поднимается с постели. Он рассказал, что обращался к главе села В.Д.Кизилову, од­нако, тот помочь не смог. Хотя президент России В.В.Путин говорил, что все участники Великой Отечественной вой-ны будут обеспечены квар­тирами. Помогите человеку, потому как сам он ничего не добьётся».

Отыскать дом, да что там дом — ули­цу Подгорную, на которой прожива­ет ветеран, ока­залось не так-то просто. Хутор Красный Ключ — не самый густонаселённый из хуторов Красноключёвского сельского сове­та, по пустынным и абсолютно не­благоустроенным улицам которого нам пришлось поблуждать в поис­ках нужного адреса. Наконец, одна пожилая хуторянка вспомнила, где живёт фронтовик: «Это ж тот, кото­рого в этом году поздравляли с де­вяностолетним юбилеем? Конечно, знаю». И указала, как добраться до его дома.

Окраинная улица хутора как нельзя точно соответствовала сво­ему названию. Десяток домов вы­строились в линию по направлению к вершине холма (горы). Третьим по счёту и был дом фронтовика — не­большая побеленная хатка с двумя оконцами, смотрящими на улицу, поржавевшие от времени металли­ческие ворота да полузаваливший­ся шиферный забор. Вот так вы­глядит жилище ветерана войны со стороны. Ни малейшего указания на то, что здесь проживает уважае­мый человек, фронтовик, герой Ве­ликой Отечественной войны. Даже элементарной красной звёздочки на калитке и той нет…

Знакомство с Владимиром Игнатьевичем мы начали че­рез приоткрытое окно, потому как дверь в хату была заперта на замок снаружи.

Как пояснила подоспевшая со­седка Галина Николаевна Бузова, добровольно взявшая на себя, как потом выяснилось, опеку над стари­ками, это делается в целях безопас­ности: «Пришла утром, покормила своих подопечных, провела необхо­димые процедуры, навела в комна­тах порядок, закрыла домик снаружи и ушла до обеда. Если срочно пона­доблюсь, есть телефонная связь. А так, Владимир Игнатьевич во двор не выходит, с трудом, опираясь на трость, передвигается по дому. Его супруга вообще не встаёт с постели. Поэтому хату держу на замке. Мало ли чего может случиться».

Узнав, кто мы, и какова цель на­шего визита, хозяин предложил пройти в дом. По пути я старался обращать внимание на все бытовые детали ветеранского жилища: пу­стынный двор с ветхим деревянным столиком и скамейкой под деревом, на заднем плане деревянный туа­лет, при входе в дом — покосивше­еся деревянное крылечко. Далее небольшой коридор-кухня, нале­во — ванная комната, направо — две смежные комнаты, одна из которых служит гостиной, вторая — спальней. Везде чистота и порядок — заслуга заботливой соседки-опекунши Га­лины Николаевны.

Расположившись за столом, убе­лённый сединами, ветеран с гру­стью и дрожью в голосе стал рас­сказывать о своей сегодняшней жизни. Как выяснилось, дом ота­пливается газом через, так называ­емую, грубу (небольшую комнатную печку), которая способна охватить теплом лишь две жилые комнаты. Коридор, он же кухня, и помещение, приспособленное под ванную ком­нату, не отапливается вообще. По­этому в лютую зимнюю стужу пожи­лые люди просто-напросто мёрзнут.

— Надо бы установить газовый ко­тёл, да только кто будет этим зани­маться?! — сетует Владимир Игна­тьевич. — Воду в дом провели, чтобы можно было умыться, посуду по­мыть, пищу приготовить и т. п. Но газовой колонки, опять же, нет, по­этому, чтобы искупаться, нужно на газовой плите согреть ведро-два воды. И водомера тоже нет, воды расходуем мизер, много ли нам, старикам, надо, а каждый месяц платим по норме за 11 кубов.

Как выяснилось, бывали в гостях у Радионовых и глава поселения, и представители районного совета ветеранов — приезжали поздравить юбиляра с девяностолетием, толь­ко вот почему-то никто не поинте­ресовался: «Как живёшь, фронто­вик? Какие проблемы? Какая нужна помощь?..» Видимо, никому это не интересно: ни местной власти, ни общественности, ни социальным службам?!.

Постепенно наш разговор перешёл в автобиографиче­ское русло. Я попросил собе­седника рассказать историю своей жизни, в которой, уве­рен, было немало героиче­ских событий, ведь он — жи­вой свидетель почти вековой истории страны.

Родился Владимир Игнатьевич Радионов 9 июня 1923 года в городе Грозном Чечено-Ингушской АССР. Там, на Кавказе, прошли его дет­ство и юность. Когда началась Ве­ликая Отечественная война, юноша ещё не достиг призывного возраста, хотя мечтал с оружием в руках за­щищать свою Родину от вероломно­го врага. В ряды Красной Армии его призвали лишь спустя год, в июне 1942-го. Службу проходил в 90-м батальоне 869-го стрелкового полка 271-й стрелковой дивизии. История этой дивизии непроста и интерес­на. Историки называют её «дважды рождённой», так как однажды она была почти полностью уничтожена во время боёв на Акманайских вы­сотах в Крыму.

Однако дивизия была вновь вос­становлена в Северо-Кавказском военном округе. В составе дивизии стрелок рядовой В.И.Радионов осе­нью 1942 года принимал участие в оборонительных боях на реке Тере­ке в районе Малгобека, участвовал в наступлении на ставропольском направлении, Ростовской и Донбас­ской наступательных операциях, освобождал Горловку. В одном из боёв получил ранение (контузию), но не стал отлёживаться на боль­ничной койке и быстро вернулся в строй.

В 1944 году часть личного со­става дивизии, находившейся в то время в резерве фронта после уча­стия в Восточно-Карпатской опера­ции, перебросили в Иран. Рядовой В.И.Радионов продолжил службу в составе группы советских войск в этой южной стране. Здесь и встре­тил счастливую весть о Победе. Де­мобилизовался в 1946 году после вывода советских войск из Ирана и вернулся на свою малую родину.

За мужество и отвагу, про­явленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, В.И.Радионов награждён ор­деном Отечественной войны II степени, медалью «За побе­ду над Германией», другими правительственными награ­дами. После войны работал слесарем в водопроводной конторе, а затем в водокана­ле города Грозного. Его фото­графия украшала городскую Доску Почёта. Трудовую дея­тельность завершил в долж­ности бригадира.

Но чеченская война круто вме­шалась в мирную жизнь пенсионе­ров Радионовых. В конце 90-х го­дов прошлого века, бросив свою уютную однокомнатную грознен­скую квартиру, взяв только доку­менты и вещи первой необходи­мости, пожилые супруги Владимир Игнатьевич и Надежда Тихоновна Радионовы вынуждены были бе­жать из родных мест.

Племянница Вера сообщила родственникам, что в Ставрополь­ском крае на хуторе Красный Ключ можно недорого купить домик. При­ехали, на последние сбережения приобрели хатёнку да стали жить поживать. Пока позволяло здоро­вье, Владимир Игнатьевич и воро­та металлические во двор поста­вил, и кое-что по дому смог сделать. Но, годы берут своё, всё чаще ста­ло напоминать о себе фронтовое ранение, да тут ещё супругу после болезни парализовало. С каждым днём жить становилось всё труд­нее и труднее, и вскоре без посто­ронней помощи Радионовы уже об­ходиться не могли.

И сегодня ветеран Великой От­ечественной войны, инвалид вто­рой группы Владимир Игнатьевич Радионов и его супруга ветеран труда Надежда Тихоновна вынуж­дены доживать в маленькой хо­лодной хатке, в которой нет эле­ментарных бытовых удобств. Вот она — благодарность потомков, о которой так много и красиво гово­рят на митингах в честь Дня По­беды, за фронтовые седины, ис­калеченную войной молодость, тяжёлый послевоенный труд по восстановлению разрушенного хо­зяйства. И это в канун 70-летия Великой Победы, когда снова бу­дут чествовать ветеранов и тру­жеников тыла, сумевших в годы военного лихолетья отстоять сво­боду и независимость нашей Ро­дины. А может, пора перейти от слов к делу, и, действительно, ока­зать реальную помощь этим по­чтенным людям за их неоценимый вклад в отечественную историю?

В сухих текстах отписок на ре­дакционные запросы в адрес заин­тересованных районных служб по данному конкретному факту мель­кают одни и те же заезженные фра­зы: «За помощью не обращались… Необходимо обратиться… Будет принято решение…» Но позволь­те, кто и когда разъяснял этим пре­старелым людям, которые не име­ют физической возможности выйти даже во двор собственного дома, какие меры социальной поддерж­ки им положены, куда нужно обра­щаться?

А почему бы муниципаль­ным служащим, призванным защищать интересы данной категории наших граждан, не покинуть свои уютные, тёп-лые и светлые апартаменты и отправиться в народ? И уже на месте решить все насущ­ные вопросы, оформить не­обходимые документы, оце­нить бытовые условия и т. п. И начать необходимо именно с ветеранов Великой Отече­ственной войны, которые без малого семьдесят лет всё на­деются и ждут от государства обещанных привилегий. Да только вот дождутся ли?

Вячеслав КАМСКИЙ

Фото автора

Оставьте комментарий

Войти с помощью: