«За муллу ответишь!»


О тех временах, названных впоследствии «сталинскими репрессиями 30-х годов», в ауле сохранилось мало документальных свидетельств, они были уничтожены в начале войны. Но семейный архив Тойкеевых — кладезь информации для историка. Перед  внимательным наблюдателем разворачивается драматургия лихих лет: гражданская война, двадцатые, тридцатые годы XX столетия. Потрёпанные от долгого хранения  документы  незримой нитью связаны с историей аула Эдильбай* (Эдельбай) Туркменского района Северо-Кавказского края, с историей народа, с эпохой, протяжённостью почти в век. Нужно только  увидеть эту связующую нить времён. Революция 1917 года изменила жизнь населения Туркменского приставства. В годы  гражданской войны картина времени менялась, как в калейдоскопе, то «белые» вытесняли «красных», то последние выбивали первых из населённых пунктов. При таких обстоятельствах жителям оставалось полагаться только на свои ум, силы и изворотливость.

 

В 1918-м на пост председателя комитета бедноты (комбед) избирается Тойкей Нияздурдыев (Яздурдыев). Он был грамотным, знал несколько языков, т.к.  учился в Стамбуле.

С февраля 1919 года территория Благодарненского уезда переходит под власть «белых», и кадеты, уверенные в своей победе, вынуждают население выбрать старосту. Аульчане, не зная, чем это может обернуться в будущем, по инерции избирают  Тойкея Яздурдыева, так как он уже до этого был председателем комбеда.

После восстановления советской власти в уезде в 1920 году он автоматически занимает пост председателя  Эдельбайского аулсовета и, как впоследствии утверждали аульчане, поддерживает интересы пролетарской массы.

 

Дальше события жизни этого человека развивались в жанре трагикомедии под условным названием  «Прозаседавшиеся». Перефразирую слова поэта — «всё это было бы смешно, когда бы не было так… трагично!»

Первый акт – в аул прибывает районная комиссия из Земельного отдела и составляет список лиц, которые лишались избирательного права и исключались из колхоза как «чуждые элементы». Это означало лишение свободы, ссылку. По рекомендации районной комиссии спешно проводятся заседания аулсовета, правления колхоза и общее собрание колхозников. Проголосовали единодушно за исключение Тойкея Яздурдыева из колхоза и лишение его избирательных прав.

Т. Яздурдыев с таким решением не был согласен и начал борьбу за восстановление в колхозе и возврат прав, о чём свидетельствуют некоторые документы. В 1926 году было признано, что он был лишён права голоса как бывшее духовное лицо, после чего восстановлен, как неправильно лишённый.

«Яздурдыев Тойкей восстановлен в избирательных правах 5 августа 1927 года»  читаем в ответе, подготовленном для него 25 августа  1927 года, на ходатайство «О восстановлении в избирательных правах» от  20 июня 1927 года.

В  1928 году новая власть привлекла Тойкея Яздурдыева как грамотного человека к решению постановления партии и правительства о ликвидации неграмотности и малограмотности среди населения, что подтверждает справка от 11 апреля 1928 года о том,  что он работал  заведующим «ликвидационным пунк-том аула Эдильбай с 5-го апреля с оплатой 18 рублей».

Разговор о мулле и старосте вновь всплыл  в 30-е годы. На запросы заинтересованных ведомств местное начальство пишет справки о том, что Нияздурдыев состоит в поселковом  животноводческом товариществе с 15 июня 1930 года (справка подписана председателем  правления Байкеем Неровым).  Готовятся ответы, что Т.Нияздурдыев входил в товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ) с 1932 года, что подтверждается справкой от 25 марта 1933 года за подписью председателя колхоза Пиралиева. В ней же  содержится информация, что он «выработал малое количество — 47 трудодней, ввиду его неспособности к физическому труду по случаю болезни».

 

И всё пошло по новому кругу, как и в первый раз. Второй  акт из пьесы жизни «Прозаседавшиеся».

В марте 1933 года Т.Нияздурдыева исключают из колхоза, о чём свидетельствует протокол заседания комиссии аулсовета, правления колхоза — «исключить из числа членов колхоза: Яздурдыева Тойкея, как бывшего старшину,  служившего во время «белых», и служившего духовным муллой 3 месяца» (выписка из протокола от 12 марта 1933 года).

Обжалование этого решения не приносит результата. 8 апреля 1933 года районная  комиссия по рассмотрению жалоб исключённых колхозников Туркменского районного Земельного общества разбирает  заявления Тойкея Яздурдыева  и Тойкея Токтогулова на «неправильное исключение их из колхоза им. Кзыл Эскер Эдельбайского аулсовета». Постановляет  «исключить из колхоза Тойкея Яздурдыева и Тойкея Токтогулова на основании постановления правления колхозников и общего собрания колхозников, и на основании характеристики». Выписка из протокола заседания за неимением бумаги для записи сделана на бланке «Табель по союзоргучёту».

Как мы видим, поселковое животноводческое товарищество и  ТОЗ к этому времени были упразднены, и была создана  сельхозартель «Кзл Эскер» (Красная Армия). Название писалось по-разному, как Кзл-Эскер, Кызыл-Эскер, Кызыл Эскер, в зависимости от того, насколько пишущий человек владел русской грамматикой.

По рассказам дочери Токтохан, отец провёл в тюрьме года два. Сноха Бектотой Тойкеева рассказывает: «Помню, мой муж очень часто вспоминал, как он ездил в Летнюю Ставку с передачей к отцу. Не каждый милиционер принимал её. Султанбек Тойкеевич ездил в те дни, когда дежурил Тоймухамет Сагандыков. Земляк принимал и передавал продукты заключённому. При этом сын муллы неизменно добавлял: «Своего внука обязательно назову в честь милиционера Тимуром» (правильное имя Тоймухамет).

 

От восстановления Тойкея Яздурдыева членом колхоза зависело ни много ни мало – жизнь. Люди стали хлопотать о его освобождении. Собирались расписки от жителей.

 Вновь заседали аулсовет, правление колхоза, и народ на собрании объяснял, почему произошла ошибка,  что хорошего человека просто оговорили.

Колхозники ходатайствовали о восстановлении его в колхозе и возвращении ему права голоса.

В марте 1933 года бывший председатель комитета бедноты, староста и председатель аулсовета делает смелый шаг — пишет заявление в адрес  земельного отдела Северо-Кавказского края. Прошение написано химическим карандашом. В нём он мужественно опровергает выводы районной комиссии и заявляет, что не согласен с постановлениями аулсовета и правления колхоза «Кзыл-Эскер».

Тойкей-мулла последовательно доказывает, что исключение из колхоза в постановлении  мотивируются тем, что он «эксплуататор чужого труда», что документально не подтверждается. Прилагает справку из аулсовета: «С 1919 года по настоящее время имел пару волов, корову и лошадь. С 1920 года занимался сельским хозяйством без применения наёмного труда, имел маломощное середняцкое хозяйство». Объясняя малое количество трудодней в 1925 году, прилагает  справку о состоянии здоровья из аулмедпункта с установленным диагнозом — прирождённый порок сердца.

На обвинения в том, что он несколько месяцев работал старостой при белогвардейцах, он прилагает письменное подтверждение жителей, что его выбирали под давлением кадетов, по причине его грамотности, за прежние его заслуги перед народом. Чтобы  сохранить свою жизнь и своё хозяйство от кары, люди вынуждены были подчиниться.

Будучи на этом посту, он совершал благие поступки. Староста  спас от карательных отрядов семьи партизан и красноармейцев, что подтверждается гражданкой Марфой Николаевной Зобниной из села Спасского Благодарненского района: «Яздурдыев Тойкей в бытность его старшиной спас наше семейство от казни белых бандитов.

Так как мой брат Павловцев Козьма Николаевич в 1919 году пошёл добровольцем в Красную Армию по борьбе с белобандитами, скрыв, что нет в их семье ни одного человека в Красной Армии. И выдал справку старшему брату Павловцеву Прокопию Николаевичу в том, что в его семье добровольцев нет. И тем и сходатайствовал ему льготу на прокормление матери и избавил от мобилизации» (от 1933 г. апрель 21 дня). Эта русская семья жила в ауле Эдильбай с 1910 по 1920 г.г.

Свидетельствует  в пользу аулчанина и Тойкей Торгаев, член ВКП(б): «Тойкей Яздурдыев спас меня от кадетов, когда я дезертировал из армии «белых». Благодаря этому продержался до прихода «красных». Вышесказанное подтверждают аулсовет и правление колхоза «Кзыл-Эскер».

Отрицает  Тойкей Яздурдыев и тот факт, что он был  духовным лицом, утверждая, что всё пошло из-за искажения слова «мугаллым» — учитель, т.к. малограмотные турк-мены, не понимая значения этого слова, каждого образованного человека величают молим-мулла. Это подтверждает протокол №29 общего собрания граждан аула Эдильбай под председательством товарища Хаджиева. Собрание признало, что «по недоразумению он был занесён в список лиц, лишённых права голоса, как мулла. Между тем, он муллою не был, а лишь служил в одноклассном училище аула преподавателем национального языка». Засвидетельствовали эту достоверность 97 человек.

И, что же дальше произошло с героем нашего очерка?

На заседании президиума Совета аула Эдильбай под председательством Джума Кочекова при секретаре Клчан Полтабековой постановили: «Восстановить право голоса во время выборной кампании. Заседавшие утверждают, что Яздурдыева муллою назвали из-за неграмотности народных масс. Хорошо известно для тёмных масс, кто грамотный, тот и мулла» (выписка из протокола №3).

Туркменская райкомиссия по разбору жалоб исключённых колхозников от 17 июня 1933 года решила прежнее постановление колхоза и колхозников отменить. Восстановить Т.Яздурдыева  членом колхоза, «как неправильно исключённого из колхоза «Кзыл-Эскер» (выписка  из протокола №7, сделанная секретарём Тойкем Шатовым, подтверждённая председателем аулсовета Идрисовым). Эта история имела положительную развязку.

Но в ауле было много иных пострадавших в годы репрессий. В основном грамотные люди, которые умели читать Коран, учителя-туркмены, владеющие арабским и ещё несколькими языками (русский, татарский, туркменский, ногайский).

Заведующий начальной школой  Байкей Неров, 1881 года рождения, в  сентябре 1937 года был заключён в исправительно-трудовой лагерь на 10 лет  и не вернулся. Пирей Джахатов 1867 года рождения  по решению тройки от 20 сентября 1937 года был расстрелян. Всем миром отстояли отличника народного образования, учителя-орденоносца Сеида Оракаевича Оракаева. Учителя  Сеид Оракаевич и Тойкей Яздурдыев дали клятву, что больше никогда не будут совершать мусульманские обряды. Но, уже будучи пожилыми людьми, они совершали намаз при закрытых дверях. И до конца их жизни люди обращались к ним уважительно:«Мулла».

 

Справедливость восторжествовала.

Мусульмане в конце молитвы добавляют: «Всевышний! Спаси нас от бед: огня, воды и клеветы – су беладан, от беладан, шар беладан».

Умер Тойкей Нияздурдыев 23 октября 1955 года в возрасте 72 лет. Перед смертью мулла дал наказ невестке Бектотой никогда не выносить из дома священную книгу Коран, никогда не передавать в чужие руки.

Инджихан

МУХАМЕТАЛИЕВА,

а. Эдельбай

Оставьте комментарий

Войти с помощью: