Наелись только  в пятидесятом году

Наелись только в пятидесятом году


Время неумолимо вычёркивает из календарей месяцы и годы. И вот мы уже отмечаем 71-й День победы. Всё меньше остаётся рядом тех, кто знает о той страшной войне не из учебников и кинофильмов, кто испытал её ужасы и лишения на себе. И всё более невероятными кажутся нашим детям и внукам истории о не столь далёком прошлом. Ведь сегодня сложно представить, что их ровесники умирали даже не от ранений, а от голода.

— Неужели правда такое было?- переспрашивают правнуки у жи­тельницы г. Благодарного Евдокии Ивановны Гудковой (на снимке), ког­да она рассказывает о своём тяжёлом военном детстве.

Было. Воспоминания до сих пор даются ей с трудом. Они ярки и бо­лезненны, словно с тех пор минуло не семьдесят лет, а семь дней…

Когда началась Великая Отече­ственная война, Евдокии было две­надцать лет. Кроме неё в семье рос­ли ещё шесть детей (изначально было 12, но пятеро умерло в младенчестве).

Её рассказ изобилует яркими де­талями, а голос часто дрожит. В нём слышатся с трудом сдерживаемые слёзы. Ровесников Е.И. Гудковой на­зывают детьми войны, но правда в том, что детьми им побыть как раз не довелось. Голод, тяжёлый физиче­ский труд и разъедающий душу страх лишили детства.

Сегодня сложно представить наш быт без подведённых в дом воды, света и газа, а тогда ничего этого не было. Евдокия Ивановна вспоминает, как босиком, в залатанной старенькой одежонке они с братьями и сёстра­ми шли к колодцам за водой (других её источников, кроме дождя и снега, в селе не имелось) и потом несколь­ко километров несли тяжёлые вёд-ра домой. Как зимой с утра порань­ше бежали к домам, где из труб шёл дым, чтобы попросить «жару» — горя­щих угольков, потому что спичек у них не было, а по-другому печь не расто­пить. Как с сестрой ходили в школу посменно, обмениваясь ботинками, одними на всех.

Помнит она и август 1942 года, ког­да в Благодарном появились немцы, расселившиеся в понравившихся до­мах. К счастью, дом, где жила семья Евдокии Ивановны, не подошёл ок­купантам из-за земляных полов. Не­мецкий солдат, осматривавший его, недовольно покачал головой, а по­том вдруг увидел на стене радио, со­рвал его и растоптал с гневным кри­ком: «Сталин!».

В числе самых ярких, оставших­ся в памяти эпизодов — случай, свя­занный с пленением евреев. В основ­ном это были беженцы, переехавшие в Благодарный из Украины. Их согна­ли во двор бывшего здания полиции. Евдокия с мамой, Н.А. Оболенской, шла мимо. Вдруг из-за стены их тихо окликнула женщина с маленькой де­вочкой на руках. Она сказала, что их три дня не кормили, и со слезами умо­ляла принести хоть немного хлеба для ребёнка в обмен на золотое обру­чальное кольцо.

И хотя было очень страшно и сами жили впроголодь, от золота сердоболь­ная женщина отказалась. Она ведь тоже была матерью. Когда вернулись домой, послала Евдокию отнести плен­нице краюху хлеба, завёрнутую в пла­ток. Девочка, как и наказала мать, бе­жала, не останавливаясь, и передала драгоценную ношу ожидавшей горе­мыке. Её грела мысль, что ребёнок те­перь не умрёт от голода. А на следую­щее утро по селу разнеслась страшная весть: ночью евреев расстреляли…

В 1943 году немцы из Благодар­ного ушли. Евдокия до самого конца войны работала в колхозе наравне со взрослыми.

После победы условия жизни и труда улучшились далеко не сразу. В стране по-прежнему царил голод. Е.И. Гудкова рассказывает, как устроилась на почту только потому, что там со­трудникам выдавали одну булку хле­ба на неделю. Сначала работала рас­сыльной — зимой в тяжёлых валенках, к обеду разбухающих от подтаявшего снега, разносила почту. К вечеру ноги были растёрты до крови, а печь зажи­галась лишь с утра на полдня, так что к следующему рабочему дню валенки высохнуть не успевали. От тех лет до­сталась ей болезнь суставов нижних конечностей, а ещё очень бережное, почти щепетильное отношение к про­дуктам и особенно к хлебу.

— Хлеба вдоволь мы наелись только в пятидесятом году, — признаётся пожилая женщина, глядя куда-то вдаль, словно в прошлое.- Это был первый урожайный год после войны.

Евдокия Ивановна проработала на почте тридцать два года. Потом труди­лась в откормсовхозе. Она труженица тыла и ветеран труда. В её расска­зах много горечи, но есть и радостные светлые моменты. В их числе счаст­ливая семейная жизнь с Василием Григорьевичем Гудковым — участни­ком ВОВ. Война застала его на служ­бе в армии, которая уже подходила к концу, в итоге дома он не был целых семь лет. Вместе они построили дом, воспитали двух замечательных детей. У них трое внуков и уже пять правну­ков. К сожалению, несколько лет на­зад Василия Григорьевича не стало. Семья хранит память о нём и его под­виге. Своей мамой, бабушкой и праба­бушкой они тоже очень гордятся.

А Евдокия Ивановна, встречая каж­дый новый День Победы, вспоминает пережитые лишения и просит небо толь­ко об одном — чтобы внукам, правнукам и всем последующим поколениям никог­да не довелось пережить войну и голод.

Наелись

Наталья НЕТКАЧЕВА

Фото Евгения ИВАНОВА