Орден за личное мужество


Иван Андреевич Потаенко родился 27 декабря 1925 года в селе Благодарном, в простой крестьянской семье Андрея Моисеевича и Татьяны Ивановны. После окончания семи классов школы работал трактористом в колхозе «Красный Октябрь». Когда грянула Великая Отечественная война, он был курсантом Минераловодского железнодорожного училища. С приходом фашистов на Ставрополье Иван вернулся домой в село Благодарное. После оккупации до призыва в армию снова стал трактористом в родном колхозе.

9 января 1944 года его призвали в ряды Советской Армии. После семи месяцев служебно-боевой подготов­ки в учебном полку был направлен на фронт. Службу нёс в 340-м гвардей­ском стрелковом полку 121-й гвар­дейской стрелковой дивизии, был разведчиком-автоматчиком. Осво­бождал Польшу, Чехословакию, вое­вал в Германии. Награждён ордена­ми Красной Звезды и Отечественной войны I степени, медалями «За осво­бождение Праги», «За победу над Германией», Жукова и др.

После окончания войны сержант Потаенко в течение 5 лет прохо­дил сверхсрочную службу в городах Майкопе и Грозном. Демобилизовав­шись в 1950 году, вернулся в родное село, где жил и трудился на протя­жении всей жизни. Работал бухгал­тером на маслосырзаводе и артели инвалидов «9 Мая», инструктором РК КПСС, председателем районно­го общества охотников и рыболовов. Имел среднее специальное образо­вание агронома-полевода (окончил Григорополисский сельскохозяй­ственный техникум). Вышел на за­служенный отдых в 1993 году. Вос­питал двух дочерей. Умер 25 января 2009 года.

В этих сухих строчках биогра­фии содержится вся жизнь нашего героического земляка, внёсшего ве­сомый вклад в общую Великую По­беду. Но мне хотелось узнать неко­торые подробности его фронтовой жизни, и в этом помогла супруга фронтовика Анна Ивановна Потаен­ко, которая нашла в семейном архи­ве кое-какие документы военных и послевоенных лет, свидетельствую­щие о боевых буднях красноармей­ца И.А.Потаенко.

Держу в руках три пожелтевших от времени листка бумаги, сложен­ных вдвое, на которых еле просма­тривается некогда отпечатанный на пишущей машинке текст. Так Иван Андреевич сохранил для потомков свои воспоминания об одном бое­вом эпизоде Великой Отечествен­ной войны под названием «Бой у реки Нейсе», в котором сам прини­мал участие.

Из воспоминаний фронтовика: «Участвуя в Висло-Одерском сраже­нии и форсировав реку Одер, наша гвардейская краснознамённая стрел­ковая дивизия, несмотря на большие потери, стремительно продвигалась вперёд. Командование дивизии, не­взирая на отсутствие подкрепления, знало, что впереди очень важный во­дный рубеж — река Нейсе, и никоим образом нельзя было допустить, что­бы гитлеровцы закрепились на вос­точном берегу реки, оставив за со­бой плацдарм. В противном случае враг подтянет резервные силы и тог­да ценой больших потерь придётся сбивать их с плацдарма, а дивизия шла на Берлин.

Выполняя приказ командира дивизии, наш 340-й гвардейский стрелковый полк, в составе которо­го я воевал автоматчиком, в стре­мительном броске, несмотря на жёсткое сопротивление фашистов, подошёл к реке. Но на пути полка, в частности 1-го батальона, кото­рым командовал наш боевой ком­бат майор Тютиков, была стратеги­чески важная высота, а рядом — мост через реку, этим и воспользовались гитлеровцы. Подтянув к западному берегу реки артиллерию и миномё­ты, они ураганным огнём останови­ли батальон, не дав с ходу захва­тить высоту.

Не теряя времени, фашисты око­пались и хорошо укрепились на вы­соте, оставив за собой плацдарм. Воспользовавшись мостом, они бы­стро стали подтягивать на высоту пехоту.

Медлить было нельзя ни минуты. Поступил приказ командира полка взять высоту и сбросить немцев в реку. Комбат хорошо понимал важ­ность приказа, но подкрепление где-то задерживалось, а в ротах оста­лось по 18-20 человек, половина из которых вступили в армейские ряды уже за Одером, т. е. бывшие военно­пленные, работавшие на немецких заводах, ещё не успевшие получить военную форму. Комбат хорошо по­нимал сложившуюся обстановку, но времени на раздумья не было, и он, собрав все силы, что были в бата­льоне, в том числе сапожников, по­варов, ездовых, повёл нас на штурм высоты.

Разгорелся страшный бой. Не­мецкая артиллерия и миномёты открыли мощный заградительный огонь, а с высоты ударили враже­ские пулемёты, не давая нашим бой­цам продвигаться вперёд. Батальон, неся большие потери, вернулся на свои позиции. Ночью, после нашей артподготовки, комбат вторично по­вёл батальон на высоту, но и в этот раз мы не смогли взять её. Тогда на­ходившийся на командном пункте батальона командир полка подпол­ковник Бурлаков и замполит майор Бурган срочно провели комсомоль­ское собрание с бойцами сформи­рованной штурмовой группы. В неё вошли опытные полковые разведчи­ки и автоматчики, в том числе и я.

Командир батальона разъяснил обстановку, вскрыл все причины не­удавшихся атак, главную из которых он видел в том, что неопытные бой­цы из числа пополнения не смог­ли преодолеть психологический ба­рьер, когда вражеская артиллерия открыла огонь. Вместо того, чтобы быстро преодолеть линию обстре­ла, они залегли, попав под снаряды и мины противника. Все участники штурмовой группы не раз попадали в подобные ситуации и прекрасно понимали, что такое заградитель­ный огонь артиллерии.

Вооружившись, как говорится, «до зубов», взяв большой запас гранат, в ночь на 8 марта 1945 года группа скрытно подошла к передо­вым позициям немцев.

На рассвете, после нашей арт­подготовки, по сигналу красной ра­кеты мы в стремительном броске с криками «Ура!..» успешно преодоле­ли линию заградительного огня нем­цев и бросились на высоту. Гитле­ровцы не ожидали столь яростной атаки, и пока они в темноте разобра­лись, что происходит, мы уже всту­пили в рукопашный бой.

Били мы их всем, что было в ру­ках, за товарищей, которые вчера полегли у этой высоты. Немцы не выдержали «рукопашки» и побежа­ли к реке и мосту, тут уже мы их рас­стреливали в упор. Как сейчас пом­ню, испуганные фрицы выскакивали из окопов, оглядываясь, бежали и прыгали в воду. В этом бою у реки Нейсе я был ранен осколком враже­ского снаряда и контужен.

В медсанбате вместе с коман­диром отделения нас пришёл на­вестить замполит полка майор Бур­ган и командир батальона Тютиков, который вёл нас в атаку на высоту. Они рассказали об успешном завер­шении боевой операции по взятию высоты и плацдарма, и сообщили, что я представлен к награждению орденом Красной Звезды, а коман­дир отделения — медалью «За От­вагу». И все бойцы, принимавшие участие в этой боевой операции, представлены к правительственным наградам».

Вот что о личном подвиге нашего земляка в бою у реки Нейсе написа­но в его наградном листе: «Тов. По­таенко в боях за ликвидацию плац­дарма на восточном берегу р.Нейсе в р-не д.Нидер-Белау 08.03.45 г. по­казал образцы отваги и мужества.

Действуя в группе автоматчиков, первым поднялся в атаку и быстрым броском добрался до траншеи про­тивника, в рукопашной схватке убил 4 гитлеровцев, взобрался на высоту и обратил в бегство остальных не­мецких солдат. В это время он был ранен, но, превозмогая боль, взял в плен 2 фашистов, чем помог успеш­ному выполнению боевой задачи по ликвидации плацдарма противника на восточном берегу р.Нейсе.

Командование полка за отвагу и мужество представляет его к прави­тельственной награде ордену Крас­ная Звезда.

Командир 340 гвардейского стрелкового полка гвардии подпол­ковник Бурлаков».

Кроме того, за отличные боевые действия приказом Верховного Глав­нокомандующего гвардии красноар­мейцу Ивану Андреевичу Потаенко объявлены благодарности: за овла­дение городом Кельце, за овладение городом Пиотркув, за форсирование реки Одер, за овладение городами Грюнберг, Зоммер-Фельд и Зорау.

ФОТО - Орден за личное мужество

Подготовил

Вячеслав КАМСКИЙ

Фото из семейного

альбома Потаенко