Реабилитирован посмертно

Реабилитирован посмертно


Реабилитирован посмертно
В прошлом году исполнилось 90 лет со дня назначения на должность директора Благодарненского элеватора «Заготзерно» Петра Парамоновича Сургучёва.

О нём и его семье мне захотелось рассказать после прочтения книг наших краеведов В.И. Пузикова «Благодарненская железная дорога» и Н.Г. Воронкова «В степи вольные ковыльные», повествующих о с. Серафимовском. Самой мне удалось найти некоторые метрические данные в государственном архиве Ставропольского края, касающиеся семьи Сургучёвых, и познакомиться с их внуками и правнуками, живущими в нашем крае и районе.

 

Из Тамбовской губернии в Благодарненский уезд
По мнению краеведов, семья Парамона Алексеевича Сургучёва прибыла на Ставрополье в конце XIX или начале XX века из Тамбовской губернии. Было у них с женой Ульяной Фёдоровной трое детей: сыновья Егор (1878 г.р.), Пётр (1893) и дочь Татьяна (1889).

Поначалу переселенцы остановились в Шишкино, потом перебрались в Спасское. Ни в том, ни в другом селе не смогли получить они землю. Считались иногородними и перебивались случайными заработками у местных жителей.

В Благодарненском уезде таких приезжих было много, и уездное правление ходатайствовало перед Губернской палатой государственных имуществ о выделении пустующих земель иногородним семьям.

Так Сургучёвым, согласно распоряжению Ставропольского губернатора от 11 марта 1906 года, определили место поселения в Бирючьей Балке, куда направили 894 семьи с 6198 душами обоего пола. Село назвали Серафимовским. Оно и до сих пор стоит на своём месте, только относится к Арзгирскому району.

Сургучёвы получили собственный земельный надел на границе со спасскими землями, но переселяться из Спасского не торопились. Младший сын Пётр учился в школе, а в Серафимовском школы ещё не было. В 1908 году тяжело заболел и 26 июня умер в возрасте 57 лет глава семейства. Петру тогда исполнилось пятнадцать лет. Он стал хорошим помощником старшему брату Егору, его семье, матери Ульяне и с ними вместе переселился в своё время в Серафимовское.

Дочь Татьяну Ульяна Фёдоровна выдала замуж за спасчанина — Фёдора Васильевича Малышко. Невесту Петру присмотрела тоже в Спасском и заслала сватов к Прокофию Кондратовичу Ковалёву, когда его дочери Марии, скромной и работящей девушке, исполнилось 18 лет.

 

Армии, война и революция
Семьи сыновей мирно трудились на выделенной земле. В 1912 году у Петра и Марии Сургучёвых родилась малышка Александра. В двадцать лет Пётр, как положено, был призван в царскую армию. Он стал участником Первой мировой войны. Служил на турецком фронте, как и многие его соотечественники. За боевые заслуги, смелость и решительность во время боевых действий получил царские награды и звание унтер-офицера.

В 1917 г. в стране произошла революция. Воины вернулись к своим семьям. Пётр в Серафимовском начал активно участвовать в организации исполнительных органов власти. Для защиты завоеваний Октября срочно создавались отряды Красной армии.

Добровольцы сёл Сотниковского, Спасского, Серафимовского и других поселений влились в состав 3-го Ставропольского полка первой Ставропольской советской истребительской дивизии. Петра избрали командиром батальона. С мая 1919-го и до конца гражданской войны Пётр служил в 1-й кавалерийской бригаде под командованием Дмитрия Жлобы в должности заместителя комбрига по техническому обеспечению.

Противостояние
После окончания гражданской войны, когда крестьяне стали создавать коммуны и ТОЗы (товарищество для совместной обработки земли), хлеборобам стали мешать «новые враги».

Самым лютым был неурожай 1921 года, случившийся из-за сильнейшей засухи. От голода гибли люди и животные. В 1924 году урожай снова не уродился и всё повторилось. В этот момент появились банды Майбороды, Сычёва и Конаря, грабившие население.

Как рассказала жительница Благодарного Лидия Дмитриевна Воронина-Журавлёва, её отец Дмитрий Афанасьевич Воронин чудом спасся от бандитской сабли Лёвы Конаря, банда которого налетела в поле на мирных хлебопашцев и изрубила несколько мужчин.

Когда настала очередь Дмитрия Афанасьевича, тот крикнул: «Руби, гад! Одну руку я потерял, воюя вместе с тобой на Первой мировой. Руби вторую!» Этот окрик отрезвил Коноря, он свистнул, и нападавшие умчались восвояси.

Точно так же Конарь мешал пахарям из Серафимовского, с которыми когда-то служил на турецком фронте. С «добрыми» намерениями, с бутылью самогона, при оружии прибыл он с ординарцем на земельный участок, где трудились Пётр и Мария. Предложил выпить за встречу. Пётр отказался пить с тем, кто грабит, убивает мирных жителей и держит всю округу в страхе.

Конарь обиделся, выхватил пистолет из кобуры, затем медленно вложил его обратно. Ординарец, пытаясь разрядить обстановку, налил стакан самогона и протянул Конарю, который для успокоения сделал пару глотков. Пётр просил бандита опомниться и сдаться Советской власти, в ответ Конарь выплеснул остаток самогона Сургучёву в лицо и ускакал.

А Пётр вскоре возглавил отряд дружинников, который серафимовцы сформировали для защиты села. Этому отряду удалось ликвидировать банду Майбороды.

Реабилитирован посмертно

Карьера, репрессии и реабилитация
В 1922 году у Сургучёвых родилась младшая дочь Екатерина, а жители села избрали Петра Парамоновича председателем исполкома сельского совета.

Село очень тяжело пережило засушливые неурожайные годы, население сократилось вдвое. Многие семьи покинули населённый пункт в поисках пропитания. Некоторые вернулись в свои дома только в 1925 году.

П.П. Сургучёва в 1928-м назначили уполномоченным по хлебозаготовкам «Союзхлеб» по Благодарненскому району, а через год он стал директором Благодарненского пункта «Заготзерно». Семь лет Пётр возглавлял элеватор, а в сентябре 1937-го всё руководство элеватора во главе с директором было арестовано, признано «врагами народа» и осуждено.

По стране прокатилась волна сталинских репрессий.

Н.Г. Воронков в своей книге «В степи вольные, ковыльные» писал: «…В сентябре 1937 года П.П. Сургучёва арестовали, обвинив во вредительстве. Решением выездной тройки он был приговорён к смертной казни, заменённой 25 годами лишения свободы. Срок отбывал на Севере Коми АССР. Умер в лагере в 1957 году».

Его супруге Марии Прокофьевне все эти годы не давала покоя мысль, как помочь невинно осуждённому мужу. Она, как и её дочери и зятья, была грамотной женщиной. Все они приложили много усилий, чтобы добиться справедливости и оправдать Петра Парамоновича. На семидесятом году жизни Марии Прокофьевны общими усилиями им удалось добиться пересмотра судебных дел: в 1964 году вдове пришло письмо из нотариальной конторы, в котором содержалась копия справки о реабилитации П.П. Сургучёва, заверенная пятигорским нотариусом.

Так Пётр Парамонович был реабилитирован посмертно, а его правнуки и сегодня живут и трудятся в Сотниковском, Серафимовском и на Кавминводах.