Семью и дом заменить нельзя

Семью и дом заменить нельзя


В Благодарненском доме-интернате для престарелых и инвалидов мы не были больше года. За это время здесь произошли некоторые изменения.

Цветник всё так же полыхает алыми каннами, а вот заложенный несколько лет назад сад, к сожалению, вымерз, придётся высаживать новый.

Приятно удивил белый купол небольшой теплицы на территории — раньше её здесь не было. А среди проживающих интерната всё больше новых лиц и всё меньше прежних жильцов,

знакомых нам по прошлым встречам. Увы, время неумолимо…

Новый Директор

В числе других перемен — смена руководства. С января интернат возглавляет Михаил Николаевич Бардюгов. Социальная работа ему знакома — он 13 лет трудился в Благодарненском центре социального обслуживания населения специалистом по соц. работе и заведующим Александрийским отделением БЦСОН.

Он устроил нам небольшую экс­курсию, показал недавно открывший­ся физиокабинет, где помимо физио­процедур проживающие принимают грязевые ванны и обёртывания по на­значению врача.

Рассказал, что осенью планируют установить в интернате дезинфекци­онную камеру. Средства на её приоб­ретение выделяет министерство тру­да и социальной защиты населения СК. Сейчас на дезинфекцию постель­ное бельё и личные вещи проживаю­щих приходится возить в Круглолес­ский психоневрологический интернат. Это важная профилактическая мера. Так что такая необходимость назрела.

Прошлись мы и по всем этажам здания, познакомились с проживаю­щими. Пообщались. На данный мо­мент их здесь 64 человека, в том чис­ле 32 инвалида (11 малоподвижных), 20 граждан — старше восьмидесяти лет. Практически все оказались здесь из-за трудной жизненной ситуации: одним негде жить, другие одиноки, а кто-то просто не нужен своей семье.

— Сюда попадают не от хоро­шей жизни, — не скрывает Миха­ил Николаевич. — Мы, как можем, за­ботимся о наших проживающих, соз­даём комфортные условия, обустра­иваем быт, стараемся разнообразить их досуг: ведётся кружковая рабо­та, имеются библиотека и молельная комната, есть возможность играть в шашки, шахматы, нарды, заниматься на тренажёрах и т.д. Но, несмотря ни на что, в глазах пожилых людей жи­вёт тоска — ведь семью и собственный дом никакой даже самый комфорта­бельный интернат не заменит.

Семью1

Главный огородник

Заглянули мы и в замеченную ранее теплицу — белую полупрозрачную красавицу из поликарбоната. Её поставили весной и уже опробовали в деле. А рядом на небольшом участке земли разбит аккуратный ухоженный огород, где растут кабачки, помидоры, огурцы и кукуруза.

Заведует всем этим хозяйством самый молодой подопечный интер­ната Артур Осикович Кочарян, жи­тель с. Мирного.

Ему нет ещё и пятидесяти, в ин­тернат попал по состоянию здоровья, он инвалид — не разгибается спина. Впрочем, записываться в безнадёжно больные и недееспособные мужчина не собирается.

ра­ботать на земле, не приемлет лени и праздности, вот и уговорил руковод­ство дать ему возможность разбить огород, который теперь исправно по­ставляет свежие овощи на местную кухню. Небольшой, но вполне ощути­мый вклад.

Когда мы пришли, Артур Осико­вич под льющуюся из старенького кассетного магнитофона музыку бод-ро раскапывал участок для посадки озимого чеснока. Установку теплицы от тоже воспринял с энтузиазмом, сейчас там растут укроп и петрушка, а зимой он планирует выращивать в парнике рассаду.

О себе мужчина говорит неохотно, а желание работать объясняет про­сто:

— Привык, я всю жизнь в огоро­де работал. А что мне ещё де­лать? Не телевизор же целыми дня­ми смотреть? Книги, правда, люблю читать, но до них очередь дойдёт зи­мой, а пока есть силы и земля, буду на ней работать.

Ежедневные прогулки обязатель­ны для всех проживающих (если они в состоянии передвигаться), а вот трудотерапия — дело исключительно добровольное.

Есть граждане, которые, как и А.О. Кочарян, не любят сидеть без дела и, поскольку здоровье позволяет, прини­мают активное участие в уборке тер­ритории: это А.Н. Чернов, А.Г. Кова­лёв, В.А. Правоторов. А П.Н. Ким с удовольствием ухаживает за цветни­ками.

Семью2

Самая старшая

В ходе небольшой обзорной экс­курсии по трёхэтажному зданию ин­терната нам довелось познакомиться с его самой пожилой жительницей Ма­рией Ивановной Хоруженко — вдовой участника ВОВ и труженицей тыла. Ей девяносто восемь лет.

Память женщину до сих пор не под­водит. Она рассказывает, как вместе с другими девушками рыла окопы, как после войны жила в Ашхабаде, работа­ла связисткой и завскладом. А вот здо­ровье её подорвано, болезни всё чаще дают о себе знать, поэтому обстоя­тельно побеседовать не вышло. Ма­рия Ивановна нуждалась в отдыхе, на прощание призналась, что она совсем одинока — детей нет, а здесь в доме для престарелых ей живётся неплохо.

Семью3

Одна из первых поселенцев

В июне интернату исполнилось 14 лет. Не такой уж большой срок, на первый взгляд, но, согласно документации, за это время его коллектив приютил и окружил заботой около двухсот беспомощных пожилых граждан и инвалидов.

Многих из самых первых поселен­цев уже нет в живых. Но есть и те, для кого это здание стало родным домом фактически со дня открытия. Так Га­лина Алексеевна Симоненко живёт здесь с осени 2002 года. Зимой ей ис­полнится семьдесят пять лет.

Она не одинока — дочь с семьёй проживает в Германии, приглашала к себе, да только женщина не хочет по­кидать Родину. Говорит:

— Зачем мне чужая страна? У нас в России так красиво.

Она вообще любит всё красивое и находит утешение в любимом увлече­нии — вышивке. Под её рукой на ткани постепенно распускаются цветы и ма­териализуются иконки из бисера. Все, кто приезжают в интернат, получают от неё красивый подарок на память.

Когда мы уходили, в холле второго этажа жильцы в инвалидных креслах смотрели телевизор. Почти у каждого в комнате есть свой, но, видимо, вме­сте наблюдать за развитием событий сериала интереснее. Во дворе на ла­вочке в тени негромко переговарива­лись пожилые женщины. Мужчины в беседке играли в нарды и домино.

Сейчас жильцы не в полном со­ставе — некоторые гостят у родствен­ников и друзей, ведь в интернате их свободу не ограничивают, просто кон­тролируют, чтобы с человеком ничего не случилось. Такая вот уютная мир­ная картинка и далеко не самый пло­хой вариант прожить последние годы пусть не среди близких, но в ком­фортных условиях.

Да, люди сюда попали, действи­тельно, не от хорошей жизни, но всё же назвать их брошенными нельзя. У них есть крыша над головой, они всег­да в тепле и чистоте, сыты, ухожены, не оставлены на произвол судьбы. А то, что порой им не хватает тепла и любви и становится тоскливо от ощу­щения одиночества даже среди дру­гих жильцов интерната… это как раз именно то, о чём говорил Михаил Ни­колаевич — семью и дом заменить не­возможно. Увы.

Семью4

Наталья НЕТКАЧЕВА

Фото Евгения ИВАНОВА