Труженица Сахипджемал

Труженица Сахипджемал


Мы с 69-летней Сахипджемал Ахметовной Беркелиевой в девичестве Манкаевой перелистываем страницы её трудовой биографии. Общий стаж работы у неё впечатляющий — 43 года в откормсовхозе «Благодарненский», в колхозе «Восход», «Эдельбайский», «Ватан», отсюда и звание ветерана труда.

Родилась моя героиня, спустя два года после победного мая 1945 года. Её отец Ахмет Манкаев, ветеран Великой Отечественной войны, долго не задержался в этом мире, а спустя некоторое время умерла и сестра. Глава семьи Хад­жихан, чтобы свести концы с конца­ми, вынуждена была продать свою маленькую саманную землянку кол­хозу. А сама с четырьмя детьми в течение многих лет скиталась по по­левым станам. Они жили то в поме­щении бригады, то на кошаре, вез­де, где Хаджихан трудилась птични­цей, дояркой или кашеваром.

Сахип аджа со слезами вспоми­нает, как её старшему брату приходи­лось в стужу и в жару добираться в начальную школу. Все животноводче­ские точки и полевые бригады распо­лагались далеко за пределами аула, так что путь был очень неблизким.

В пятидесятые годы прошлого века семья наконец-то перебралась в аул. Хаджихан Манкаева устро­илась техслужащей в местную на­чальную школу, семье выделили по­мещение при ней. Казалось, жизнь стала налаживаться, но Хаджихан попала в аварию. Она выжила и даже не стала ложиться в больни­цу, понимая, что дети могут оказать­ся на улице без жилья и пропитания. Тогда и пришлось 13-летней Сахип­джемал занять место матери. С мы­тья полов в школьных классах нача­лась её трудовая деятельность.

А дальше Сахип, так же, как и её сверстницы, по направлению на­чальников отделения с одной рабо­ты переходила на другую. Под паля­щими лучами солнца женская брига­да занималась прополкой свеколь­ных, кукурузных и подсолнечных по­лей. С работы возвращались очень поздно. Несовершеннолетних дево­чек по очереди встречали родители.

Зимой Сахипджемал работала в животноводстве, добираясь домой и на работу на лошади. Весной, когда таял снег, ей доводилось вплавь на коне перебираться через балку. Воз­ле дома её неизменно ждал стар­ший брат, помогал спешиться, от­водил животное в сарай, кормил, а утром также провожал.

В 70-е годы в пять часов утра около дома Манкаевых останавли­вался тарахтящий трактор, чтобы доставить Сахип на кошару. Тракто­ристы и скотники не задерживались в стане — сразу же отправлялись на силосную яму, а молодая женщи­на оставалась одна вдали от аула и людей. Борясь со страхом темноты, быстро ставила на трёхфитильную керосинку воду для калмыцкого чая и шла в сарай заниматься повсед­невным трудом: чистила помеще­ние, доила коров, поила телят — ра­боты было много. И только когда на­чинало светать, выходила на улицу с двумя вёдрами молока. К этому вре­мени подъезжали и скотники к утрен­нему чаю.

Лето — время жатвы. Под нещад­но палящим солнцем, во время уборки урожая Сахипджемал Ахме­товна с подругами по бригаде вруч­ную разгружала машины с зерном, его чистили и отправляли на элева­тор. Не успевали разогнуть спину, передохнуть, как тут же подъезжа­ла очередная машина.

Осенью вся «женская команда» переключалась на силосование. Машина ехала под комбайном, а де­вушки в кузове раскладывали силос, который сыпался прямо на голову. Початки кукурузы больно били по рукам. От постоянной работы на ве­тру и холоде тело покрывалось чи­рьями. Но, превозмогая боль от уда­ров крепких початков, продолжали раскладку силоса. Даже болезнь не была поводом остаться дома и отдо­хнуть.

Затем все шли на посевную: опять работа на сквозняке, в пыли. И так круглый год!

— Даже на аульских свадьбах некогда было погулять, — со слезами на глазах признаётся моя героиня. — Рабочий день, начавшись в пять утра, заканчивался в лучшем случае в восемь вечера.

А когда Сахипджемал назначили заведующей током, во время жатвы они с помощницей возвращались домой в два-три часа ночи, быстро переодевались и опять отправля­лись на полевой стан. Ведь с поля к весовой один за другим подъезжали гружёные машины. Оформлялись сопроводительные документы. К по­луночи поток машин сокращался, в это время подводили итог трудово­го дня и составляли отчёт для цен­тральной конторы.

Несмотря на то, что Сахипдже­мал Ахметовна окончила всего че­тыре класса, ей поручали очень от­ветственную работу. В течение не­скольких лет она была учётчицей, за­правщицей, завскладом и завтоком.

Да на какой только работе не довелось ей трудиться! В период стрижки овец в качестве стригаль­щицы выезжала в соседние сёла: Серафимовское, Мирное, Родников­ское и даже в Нефтекумский район.

Пять лет молодая женщина про­жила с мужем в селе Улубби-Юрт, до сих пор как семейная реликвия хра­нится в сундуке её свадебный нацио­нальный костюм. Когда осталась вдо­вой, вернулась с дочерьми Токтохан и Наргуль в родной аул Эдельбай. Кру­глосуточно пропадая на работе, де­вочек практически не видела. С ними оставалась бабушка Хаджихан.

Жалеть себя не было времени. Нужно было трудиться с удвоенной силой, чтобы вырастить и поставить на ноги дочерей. Токтохан и Наргуль окончили местную школу, получили профессии, стали опорой для ма­тери и создали собственные семьи. Теперь в ауле растёт новое поко­ление Беркелиевых: внучки Гозель, Алтын, Айна, внук Садык, а недавно родилась правнучка София.

В январе Сахипджемал Ахме­товне исполнится 70 лет, но она по-прежнему не может сидеть без дела. А ведь работала не только в совхозе и дома, но ещё и помогала землякам строить дома, делала саман, мазала вместе с другими женщинами. Люди с благодарностью принимали её по­мощь, а затем рассказывали своим детям о трудолюбивой и сильной ду­хом женщине. Когда-то её племянник Ёлдаш Манкаев в своём письме из Афганистана написал: «У нас всё бу­дет хорошо». Так пусть всё будет хо­рошо у сельской труженицы Сахип­джемал Беркелиевой и её семьи.

saxipdzhamal

Инджихан

МУХАМЕТАЛИЕВА

Фото из семейного альбома