Вся жизнь ради газеты

Вся жизнь ради газеты


 

Планируя первый номер 2016 года, который как раз приходится на наш профессиональный праздник — День российской печати, — творческий коллектив редакции недолго обсуждал, каким будет главный материал номера (конечно, он должен быть посвящён нашему празднику — раз в году-то можно!), и уж как-то совсем сразу определился с кандидатурой главной героини «гвоздевого» материала, решив пригласить на газетную полосу Аллу Петровну Переверзеву — человека, побившего, пожалуй, все местные рекорды продолжительности работы в газете.

36 лет — общий, практически непрерывный стаж её журналистской деятельности в нашем издании — газете «Благодарненские вести», она же «Ленинское знамя».

Вопрос «Кто будет писать?» имел эффект разорвавшегося снаряда и повис в воздухе.

— Конечно я, — произнесла вслух главный редактор газеты Алла Абастова, и журналисты «выдохнули». — Правильно. Вы же лучше всех нас её знаете, работали вместе!

На том и порешили.

Честно говоря, это не первая наша с Аллой Петровной встреча за разговором о журналистике, газете и судьбе. Первая состоялась в первый год моей работы в газете — почти 20 лет назад — в рамках, как тогда меня убеждали, помпезного и очень перспективного проекта местного Благодарненского телевидения, рассказывающего про судьбы земляков. Беседа под пристальным взглядом телекамеры была долгой, выматывающей. Получилась какой-то нервной и невероятно фальшивой. Это первая и последняя телебеседа несостоявшегося цикла, первый

и последний мой личный опыт работы на телевидении, который окончательно убедил в том, что мой удел — журналистика газетная.

Вторая наша встреча с Аллой Петровной в первый рабочий день наступившего года стала совершенной противоположностью той, первой, и была более похожа не на интервью, а на исповедь, воспоминания, рассказ о времени и газете, о людях и судьбах, о жизни. Это было вовсе не интервью, потому что любой журналист всю свою жизнь задаёт самому себе самые серьёзные вопросы и потому отлично знает все ответы.

Начало: литсотрудник

В редакцию газеты, тогда «Ленинское знамя», 24-летний (1972 год) педагог А.П.Карпенко попала совершенно случайно. Когда в сентябре она с мужем и маленьким сыном вернулась с севера на родину (родом А.П.Переверзева из Каменной Балки), все места в дошкольных учреждениях района были заполнены. Знакомая, В.К.Обжогина, работала в редакции и посоветовала сходить к главному редактору А.Ф.Гринько, поскольку в редакцию газеты требовался литсотрудник (тогда именно так называли корреспондентов).

— Этот визит изменил мою жизнь на 180 градусов. Он перевернул её навсегда. Я никогда не думала и не мечтала о журналистике, я даже не знала, что это за профессия. Анатолий Фёдорович дал мне задание, я написала небольшую заметку, он почитал и взял меня на работу — литсотрудником. С испытательным сроком три месяца.

Она попала в уже сложившийся коллектив опытных сотрудников. Т.А.Тапешкина, А.И. Крамарева, Н.С.Рогачёва, Н.И.Иванцов, В.В.Нестеров и, конечно, главный редактор А.Ф.Гринько — личности, фамилии которых сегодняшние журналисты произносят с неизменным трепетным уважением, люди, заложившие крепкую основу издания на десятилетия вперёд. Серьёзные зрелые мужчины-фронтовики, идейные настоящие коммунисты; грамотные и острые на язык и перо женщины. Алле Петровне довелось в этой компании единомышленников постигать азы профессии, у них перенимать опыт.

— Гринько ко мне отнёсся как-то по-отечески. Мы много беседовали. Он учил меня писать, посылал в командировки с Николаем Ивановичем Иванцовым, чтобы я видела, как беседовать с людьми, как брать материал, как готовиться к поездке и в итоге как выдать материал. Этот одарённый человек — Иванцов — очень помог мне вначале. Люди все опытные, хотя журналистского образования ни у кого не было. Работалось очень легко, без зависти и злости, на газету работали — дружно. В редакции была невероятно творческая атмосфера. У Гринько с Тапешкиной сложился удивительный тандем — шутки и анекдоты звучали в редакции целый день. Разряжали обстановку, ведь дело делали ответственное. Напишу материал, принесу Гринько, он говорит: «Садись рядом» — и начинает править и объяснять, как написать надо было, как лучше выразиться. После редакторской правки я всегда внимательно читала материал и запоминала, как надо и как не стоит писать.

Через полтора года литсотрудника А.П.Карпенко перевели зав. партийным отделом. Это был нонсенс! Зав. партотделом — не коммунист! Потому сотрудника редакции срочно приняли в кандидаты, а через год и в члены КПСС. Эта партийная жизнь во многом послужила толчком к росту — профессиональному и образовательному.

— Партийные собрания в редакции проходили каждый месяц. Секретарём парторганизации была Н.С.Рогачёва. И на каждом партсобрании она говорила: «А вот коммунист Карпенко образования высшего не имеет!». И направили меня учиться в высшую партийную школу. Пять лет я училась, но в нашей профессии не столько учёба даёт, сколько практика.

Зав.отделом сельского хозяйства

Через два года дальновидный редактор перевёл уже поднабравшуюся опыта сотрудницу на более ответственный по редакционным меркам отдел — сельского хозяйства   (позднее — агропромышленный).

— Район сельскохозяйственный. Если память мне не изменяет, было 14 крупных хозяйств, в каждом из которых представлены практически все отрасли сельхозпроизводства: овцеводство, животноводство, полеводство, садоводство. Сколько было МТФ, кошар, бригад! Здорово помогали нам специалисты управления сельского хозяйства, которые сопровождали сотрудников редакции во всех командировках. Они досконально знали вопрос! В те времена больше уделялось внимания технологии, а не человеческому фактору. И без специальных знаний работать было невозможно. За 13 лет работы завотделом сельского хозяйства пришлось освоить и агрономию, и зоотехнию, и ветеринарию. Сначала я одна была, потом в отдел приняли В.Л.Потешкину. Она очень грамотная была, хорошо вписалась в коллектив. Скромная, тактичная, никогда не лезла в душу, не осуждала и не сплетничала.

На редакционных застольях до сих пор нет-нет да и вспомнят о байках того периода. Наши старшие коллеги (в том числе и Алла Петровна) не раз рассказывали, какая активная жизнь была в редакции в те годы. И о служебных романах поговаривали, и о бурных вечеринках, и о баталиях на планёрках. Вроде как бывало, что жаркий спор коллег-журналистов заканчивался и выяснением отношений на кулаках. Но это ж всё байки!

А если серьёзно, кипел в редакции издательский процесс!

— Я постоянно училась и самосовершенствовалась. Читала профессиональный журнал «Журналист», обменивалась опытом с коллегами, просматривала «сильные» районные газеты. Смотрела, как они верстаются, какие темы поднимают, как подают. Потом часто в советские годы организовывали месячные курсы переподготовки. Факт в том, что мы постоянно ездили на курсы  в Ставрополь  совместно — от редакции газеты и райкома партии. Дважды я была на месячных курсах в Москве при Московской ВПШ и позднее при Академии общественных наук. На последних курсах (а я уже была ответсекретарём) нам впервые показали компьютер и я впервые увидела свёрстанную на компьютере газетную полосу. Нас учили азам компьютерной вёрстки. К нам в редакцию компьютерные технологии пришли года через три (я была уже редактором).

Главный редактор: пятилетка

 Алла Петровна была главным редактором газеты пять лет. Сначала коллектив по представлению комитета по печати края избрал её на эту должность, а по истечении срока полномочий — «прокатил», отдав предпочтение другой кандидатуре — Геннадию Викторовичу Садилову. Это его «второе пришествие» после работы в горсовете. До этого Алле Петровне довелось с ним работать ещё будучи завотделом сельского хозяйства.

— Редактором я была с 1992 по 1997 годы. Самый сложный период для газеты. И вроде демократия, и гласность, а как ею пользоваться — непонятно. Раньше газета была органом райкома партии, а теперь… Ни идеологии, ни партийной линии, ни информационной политики. Но газета держала свою линию — писали о людях, о трудовых коллективах, о происходящих в районе событиях. Отражали жизнь района.

К слову сказать, именно этой редакционной политики держится и сегодня наша газета — невзирая на политические взгляды, рассказывать о простых людях, об их достижениях и успехах. А Алле Петровне как главному редактору довелось ещё и осваивать новый издательский процесс — устанавливать в редакции первый компьютер, переводить печать в специально созданную для районных газет централизованную типографию, налаживать каналы связи и так далее.

Ответственный секретарь

По незнанию наши читатели час-то думают, что ответственный секретарь — это секретарша при редакторе. На самом деле у редактора районной газеты никогда не было и нет личного секретаря. Секретарь же ответственный — это штаб редакции, средоточие творческого процесса.    Журналисты, прежде чем идти на общую планёрку к главному редактору, все свои планы, командировки и темы согласовывают с ответственным секретарём. С ней же обсуждают и актуальность, и своевременность, и угол подачи информации. Во многом именно ответсекретарь строит информационную политику издания, контролирует своевременность выполнения редакционных заданий. А потом — вычитывает материалы, правит и бесконечно согласовывает правки с авторами, всегда несогласными и отстаивающими своё мнение.

Этот период её деятельности я — также пришедшая в зрелый коллектив после университета начинающая журналистка — уже застала… Наши кабинеты были напротив. Двери всегда открыты. В сизом сигаретном дыму редакции тех лет витала напряжённая активность.

— Жданов, где материал?! — уже с надрывом взывала Алла Петровна.

— Сейчас-сейчас, уже дописываю, — покорно отвечал Александр Николаевич (мой сосед по кабинету) и открывал чистый шаблон на компьютере.

Этот призыв немедленно сдать статью звучал ещё раз пять. Потом Алла Петровна принималась его править и вслух — на весь коридор — комментировать неточности. А Александр Николаевич уже занимался другими делами. Он был мастером поиска информации и всё про всех знал! Бесценный опыт от этих моих коллег довелось почерпнуть мне, в том числе и чуть ли не в первую очередь умение держать удар.

— Сложность этой работы заключалась ещё и в том (и это только практика «Благодарненских вестей»), что обязанности ответсекретаря совмещались с компьютерной вёрсткой газеты. Мне было так страшно садиться за вёрстку. И учить было некому. И возраст ведь был уже не юный. Думала: не смогу! Но выхода не было: либо уходить из редакции, либо осваивать профессиональные программы вёрстки.

Освоила. Более того, мастерски и с лёгкостью верстала любой номер газеты вне зависимости оттого, сколько в газете выдалось полос.

Прогресс и процесс

Какая всё-таки интересная штука — жизнь. Когда Алла Петровна начинала работать в газете, в её рабочем кабинете стоял чёрный телефон без кнопочек. Она снимала трубку и говорила телефонистке, к примеру: «Александрия, 23», — и её соединяли с диспетчерской хозяйства или сельсоветом. Макет газетной полосы тогда чертили на бумаге с помощью линейки, а в типографии (тогда ещё Благодарненской) отливали из свинца буквы и строчки, изготавливали клише фотографий. Процесс трудоёмкий и не быстрый, что сказывалось на оперативности издания.

И всё же старались! В дни уборки урожая газета переходила на ежедневный график выхода. И литсотрудники выезжали в поле каждый день.

— Мы постоянно были в разъездах. Машину забирали на сёла, а Василий Васильевич Нестеров (зав.отделом промышленности и строительства, участник ВОВ) пешком (маршруток тогда не было) с 6 до 8 утра — до начала рабочего дня — успевал обойти всю промзону. Но как интересно было работать! Постоянные встречи с людьми, с коллективами. А ведь тогда какой был энтузиазм! Социалистическое соревнование! И клуб доярок-трёхтысячниц, и имени знатных механизаторов. В пять утра выезжали в поле, а когда возвращались в редакцию, отдохнуть не было возможности. Водой из ковшика ноги от пыли ополоснёшь, умоешься — и садишься за статью! Срочно в номер!

А фотографии! Это надо же было плёнку проявить, напечатать, нарезать снимки. Длительный процесс! Но мы работали, не считаясь с личным временем. Тогда вообще не было у сотрудников редакции такого понятия, как личное время. Вся жизнь ради газеты.

— Журналистика для меня — это не ремесло (это вообще оскорбительно) и не профессия (слишком плоско), — продолжает рассуждать Алла Петровна. — Не призвание и не судьба. Это жизнь! Это образ мысли. Это образ жизни. Огромный период моей жизни отдан редакции. Районная газета — это такой темп, как конвейер — давай, давай, давай… Прорва! И надо успевать! Здесь люди посторонние не задерживаются. Если это не твоё — три месяца, не больше, может человек прожить в таком ритме, но уж если твоё — с районкой расстаться невозможно. Журналист — он и артист, и психолог, и, конечно, мастер слова.

Сколько раз сама жизнь учила… Каждый такой случай Алла Петровна помнит до сих пор.

— Как-то Н.И.Иванцов в очередной командировке набрал много материалов и фотографий много сделал. Пролежал, конечно, тот снимок месяц-другой, а потом поставили его в газету — с бодрой текстовкой про передовика производства. В тот же день, когда газета вышла в свет, узнали, что человек этот скончался… некоторое время назад. С тех пор она всегда перепоручала журналистам (если уж снимок брали из фотоархива) звонить в хозяйство и деликатно интересоваться: работает ли ещё этот человек? А ещё был случай. Написали мы о знатном чабане и фотографию напечатали: плотный такой мужчина. А в тексте вместо «чабан» — «кабан». И ведь похож! Конечно, оскорбили человека… Пришлось садиться в машину и ехать в колхоз извиняться.. Ох и досталось нам тогда!

Именно такие «проколы», неизбежные, порой, в работе, учат относиться к ней ответственно, поскольку каждое слово, или даже буква способны нанести непоправимый вред.

Когда Алла Петровна оставила свой пост ответсекретаря, уже в 2009 году, журналисты набирали тексты исключительно на персональных компьютерах, а цифровая фотография сильно расширила возможности визуальной журналистики. И всегда она шла в ногу со временем, не по годам активно, с азартом и интересом осваивая новые технологии, принимая новые тенденции в газетном деле. Можно сказать, лично принимала участие во всех процессах изменения газеты и издательского процесса.

После работы

Жизнь редакции, газеты — а она, и я в этом абсолютно уверены, — живой организм, — со временем затянула полностью, стала самой судьбой. Личная жизнь не сложилась, а единственный сын не совсем оправдал надежды… Как похоронила его, всегда жизнерадостная, несгибаемая, железобетонная Алла Петровна, кажется, замкнулась в себе. Но не утратила былой гибкости ума, ясности мысли, жажды новых познаний, а ещё шарма и стиля, женского обаяния. Она и сейчас элегантная и модная. Это в 68-то лет! И возраста своего не воспринимает, хотя в последние годы всё чаще подводит здоровье.

— Я была бы полностью несчастным человеком, если бы у меня ещё и не сложилось в работе, если бы я меняла места работы или не любила бы дело, которым занималась, не прижилась в редакции, если бы не было моей семьи (мы — четыре сестры — очень дружны между собой). Дома были проблемы. Но сёстры поддерживали меня всегда. В Каменной Балке, дома, живёт моя старшая сестра Лида, в Армавире жила Валя, Люба проживает в Санкт-Петербурге. С трепетной заботой всегда относилась к родным, жалела, многое утаивала.

Сейчас отдыхаю. И мне не скучно самой с собой. Много читаю. Когда закончились книги в библиотеках моих знакомых и друзей, купила планшет. Так удобно! Читаю бесплатно книги он-лайн, какие хочу. Прочла Артура Хейли «Аэропорт», «Отель», а сейчас — по чистой случайности — в преддверии Дня печати — читаю «Вечерние новости» — о телевизионных журналистах. Которую зиму хочу заняться вязанием, но времени не хватает!

Лидер по своей сути, она всю жизнь пыталась лидером быть, стремилась к этому, да и была. Во всяком случае, в тот период работы в редакции, который мне довелось проработать с ней в тесном контакте, — точно была серым кардиналом, настоящим ответсеком. И всегда делилась своим опытом, и ревностно следила за соблюдением редакционных обычаев и устоев. Передавая эстафету от того поколения послевоенных журналистов нам, молодым, учила ценить и любить газету, отдавать ей все силы и время, работать без оглядки на политическую конъюнктуру,  по-журналистки дерзко и смело.

— Гринько, Иванцов, Крамарева, Тапешкина, Потешкина — мои учителя, которым я очень благодарна. С солидной долей уважения вспоминаю Людмилу Воробьёву — как хорошо она писала! Всю жизнь стремился работать в редакции Александр Жданов и, как мальчишка, радовался, когда видел свою фамилию в газете.

Вас я воспринимаю уже с позиций наставника. Были и такие темы, которые кроме тебя (Аллы   Абастовой — прим.ред.) никто не мог написать — искренне, сочувственно, проникновенно. Вспоминаю, как впервые в шортах и шлёпанцах пришёл в редакцию Евгений Иванов, и как мастерски он научился снимать, и какими классными получались у него порой снимки, и как мы с ним вместе осваивали фотошоп.

— Конечно, газета очень изменилась, — это она уже оценивает нашу теперешнюю работу, и любое мнение, высказанное ею, воспринимается как догма. — Она меняется с каждым витком развития общества. В последнее время мне газета нравится. Вы находите интересные факты. Почитаешь и думаешь: «Ох! Ну, молодцы!». Развороты ваши мне нравятся, особенно о жизни сёл. Сейчас вам труднее работать. Предприниматели «закрыты». Производства нет в городе. Поэтому материалы, которые затронули бы читателя, интересные факты и судьбы, находить всё труднее. Но вам это удаётся! Газета нашла свое лицо — новое лицо!

Пожелать коллегам хочу, чтобы у газеты было побольше подписчиков, чтобы вы всегда находили интересные темы, чтобы всегда находились на острие, на гребне жизни, вовремя узнавали новости и оперативно освещали события. Чтобы в коллективе не было разногласий, а были вы одной командой — работали на одну цель — ради газеты, а не ради амбиций. Чтобы в коллективе редакци всегда царила творческая атмосфера.

В редакционном архиве хранятся подшивки районной газеты — не всех, к сожалению, лет. Но целых тридцать шесть томов — плод деятельности редакционного коллектива и лично Аллы Петровны Переверзевой, её труда, её умения видеть и раскрыть тему, её ювелирной способности выбрать именно ту фотографию, которая останется в истории. В историю редакции её фамилия, несомненно, вписана весомыми, яркими, заглавными буквами.

вся жизнь газете

Алла АБАСТОВА

Фото Евгения ИВАНОВА