ЗИМНЯЯ СКАЗКА

Необычно ранняя пришла в этом году зима. Земля укрылась белым покрывалом и затихла в ожидании чего-то особенного, необыкновенного. В ожидании Нового года и Рождества Христова народ спешил закончить дела на работе и подготовиться к праздникам, которых будет много впереди.

В зимнем парке дере­вья стояли наряд­ными, приодевшись в белые пушистые шубки. Снежинки кружились в воз­духе и игриво оседали на волосах, ресницах, одежде прохожих, а под ногами приятно поскрипывал снег.

Варвара Николаевна заворо­жённо любовалась этой волшебной красотой. Как и все женщины в этот вечер, она очень спешила с тра­диционными сумками в руках. Но тут её окликнул знакомый мужской голос:

— Варенька, а я вас сразу узнал! Вы почти не изменились, только стали ещё милее!

Кто бы не оживился от таких слов? Ей встретился старый това­рищ из времён советской молодо­сти.

Василий Степанович что-то вёз в ящике на санках. Всегда сует­ный, ответственный, активный, в молодости он был спортсменом и передовиком на производстве.

Пожилые люди очень обрадо­вались неожиданной встрече, раз­говорились. Они знали друг друга, можно сказать, всю жизнь, с самой комсомольской юности. Учились заочно, и хоть трудились в разных отраслях, судьба периодически сводила почему-то всё больше под Новый год. А однажды где-то в 80-х годах Василий Степанович встре­тил Варвару в городе на рынке ранней весной и преподнёс веточку мимозы, будто специально для неё купленной.

Теперь им уже почти по 70. Василий Степанович проживает с семьёй сына. Супруга Мария Тимофеевна ушла из жизни после очередного инфаркта и, несмотря на успехи детей и внуков, пожилой мужчина чувствует себя одиноко. Ведь у них, молодых, что ни говори, своя жизнь.

Варвара жила в небольшом уютном домике районного посёлка. Вырастила двоих сыновей, которые теперь создали собственные семьи и привозили погостить к бабушке внуков. Чистый воздух, большой старый сад, пение птиц, купание в реке, домашние животные — заме­няли Варваре компьютер, иномарки и прочую городскую суету. Её муж умер, попав в аварию, и все быто­вые проблемы она давно решала сама.

Когда у детей в жизни всё нор­мально, тогда и у матери спокойно на душе. У старшего так и было, а вот у младшего Игоря дочка Асень­ка росла очень слабенькой и болез­ненной — проблемы с бронхами.

Осенью девочка опять заболе­ла — простыла и кроме больниц, лекарств, мультфильмов по телеви­зору и компьютеру да строгой роди­тельской заботы ничего не видела. Когда Варвара переступила порог их квартиры, Асенька с радостью бросилась ей навстречу. Бабушка прижала её к себе, нянчила, кача­ла, пела песни, которые ей никто не пел, рассказывала сказки. Девочка с восторгом внимала.

Сейчас (по современным ме­тодам воспитания) детей на руки лишний раз не берут, а сказки они только по телевизору видят. Вар­вара не признавала таких методов. Они с мужем по очереди качали люльки и нянчили своих малышей, пели им песни, а на ночь обяза­тельно рассказывали сказки, те, что помнили с детства.

За окном выла метель, стучал в окна ветер, валил снег, наметая сугробы до самых подоконников. В их небольшом домике топилась печь, детям было тепло и уютно под боком у родителей, они засыпали легко и без слёз. А как плакала Асенька при светильниках и мель­кающих на мониторе компьютера мульт-фильмах! Варвара Никола­евна чуть инсульт не заработала. Забрала внучку на зиму к себе в де­ревню, молодые родители не смогли перечить матери, согласились.

Медицину Варвара уважала, но ещё больше она любила матушку природу, в травах разбиралась с детства — бабушка научила. Завари­вала стручки акации, травы мать- и-мачехи, чабреца, зверобоя, до­бавляла мёд и поила внучку. Грудку, спинку и ноги растирала водкой с бараньим жиром, надевала тёплую пижаму, шерстяные носки. Пищевой рацион был натуральным, без хи­мии: овощные рагу, салаты, соусы, фрукты, деревенское молоко, чай с малиновым вареньем. Кашель быстро пошёл на убыль. Стали по­немногу гулять: кататься на санках, играть с Тузиком и котом Васькой. Дома вышивали и рисовали. Когда бабушка смотрела свой сериал, Ася возилась с куклами. А все вечера заканчивались бабушкиными сказ­ками. Их Варвара знала великое множество — что-то помнила, что-то сама придумывала.

Щёчки Асеньки порозовели, она стала крепче и веселее. Они с бабушкой ждали в гости родите­лей и готовились встречать Новый год. Бабушка сказала, что, если верить и ждать, Дед Мороз непре­менно придёт, ведь приплыли же к мечтательнице Ассоль её «алые паруса». Когда по вечерам взры­вался звоном Асенькин мобильник, она не торопилась брать его в руки, говорила Варваре Николаевне: «Расскажи им всё сама» (это о ро­дителях). Приходилось долго и под­робно отчитываться: как живут, что кушают, надевают и т.д. Как будто, прожив 70 лет, Варвара Николаевна не знала ничего о детях.

Конечно, она была несовремен­ной, не знала в молодости ни мо­бильных телефонов, ни компьюте­ров, ни модных ЖК-телевизоров (да и сейчас не освоила), не привыкла к дорогим автомобилям, зато с дет­ства твёрдо усвоила — если очень стараться и верить, любая сказка станет былью. Сказки учили не сдаваться, не терять надежду, бо­роться со злом и побеждать. Детям обязательно нужно рассказывать мудрые добрые сказки. Лишь на них воспитываются Чудо-богатыри и Василисы Прекрасные…

Домой Асенька возвращаться не торопилась, ждала, что обязательно придёт Дед Мороз, принесёт ёлку, пахнущую хвоей, чудом и манда­ринами, и подарит понравившуюся ей куклу. Так всё и было! Эту куклу уже заранее купил для неё Васи­лий Степанович, а для Варвары Николаевны он приобрёл серебря­ное колечко с горным хрусталём, сияющим всеми цветами радуги. Не знает ещё Асенька, что однажды мимоходом в городе этот седой че­ловек сказал её бабуле: «Я люблю вас, Варя, и любил всю жизнь!»

Это ли не счастье и не лучший в жизни подарок: знать, что тебя так любят, что ты кому-то очень нужен на этой земле!

Пелагея МОРОЗКИНА