Поговори со мной, «афганец»

Поговори со мной, «афганец»


Афганистан — наша память и боль… Боль от полученных сердечных ран не утихает в сердцах воинов-интернационалистов спустя десятилетия. Им до сих пор снятся лица боевых товарищей, навсегда оставшихся на той войне. Сегодня, благодаря социальным сетям, бывшие сослуживцы после 25-летней разлуки переписываются, обмениваются армейскими фотографиями. «Афганцы» снова вместе перелистывают страницы былого и рассказывают о своей сегодняшней жизни.

Поисковая группа музея Эдельбайской средней школы отыскала через социальную сеть однополчан своих земляков, проходивших военную службу в Афганистане. Откликнулись воины-интернационалисты из России, Украины и других стран бывшего Советского Союза. Москвич Александр Толстой, к примеру, выложил в социальную сеть армейские фотографии в группе «70-я Гвардейская отдельная мотострелковая бригада (Кандагар) п/п 71176».

Перед юбилейной датой «афганцы» России и их родственники вновь мысленно возвращаются к тем годам, когда слово «Афганистан» как гром среди ясного неба ворвалось в мирную жизнь тысяч советских семей, для многих обернувшись трагедией. Как это было у нас, довелось узнать, пообщавшись с немногословными воинами-«афганцами» и их родственниками.

Осенью 1981 года «народный телефон» донёс до родителей троих эдельбайских призывников информацию о том, что их детей отправляют в Афганистан. Отцы двоих из них, Язай Джумакаев и Фейздрахман Хакимов, спешно выехали в город Каменск-Шахтинский Ростовской области. Там новобранцы Аллаберди, Мовлямберди и Фейзула принимали воинскую присягу. Это была последняя встреча отцов и сыновей перед отправкой  в Афган.

Прибыв в Кандагар, новобранцы из аула Эдельбай увидели растянувшуюся на многие километры бескрайнюю пустыню и дислоцировавшийся неподалёку армейский палаточный городок. От нещадно  палящего афганского солнца и унылого пейзажа слёзы навернулись на глазах. Обнявшись, три товарища задумались… Что бы ни случилось, решили держаться вместе. Военное начальство пошло им навстречу. Решив первоочередную задачу, приступили к выполнению других. Федя (так звали Фейзулу) Хакимов, самый шустрый из них, вызвался отыскать местонахождение каптёрки и получить военное обмундирование. Буквально через несколько минут эдельбайцы увидели сияющее лицо Фейзулы. Оказалось, каптёрщик — наш парень Оразбек Джумаков. Это было настоящим сюрпризом — вдали от Родины встретить знакомого человека. С той встречи и до самой демобилизации Оразбек Пирахметович взял их под своё «крыло». Теперь воины приступили к выполнению основной миссии — обеспечивать охрану и безопасность при прохождении колонн с грузами. В одной из таких командировок слепая душманская пуля настигла нашего земляка Ёлдаша Манкаева. После гибели парня родные получили письмо от командира войсковой части, в котором сообщалось: «Вы полняя боевое задание и приказ командования, рядовой  Манкаев Ё.С. вёл машину с грузом в колонне наших войск. Колонна, проходя через один из населённых пунктов Афганистана, была остановлена огнём мятежников (душманов). Ёлдашу вместе с товарищами пришлось занять оборону, защищая машины и перевозимый груз. Душманы вели огонь из засады из всех видов оружия, находясь под прикрытием мет-ровых стен. Положение для Ёлдаша и его товарищей сложилось тяжёлое. Загорелись две машины из колонны. Бой продолжался уже второй час, когда вражеский снайпер сразил Ё.С.Манкаева. Его товарищ Марат Замалетдинов пытался вынести Ёлдаша из-под обстрела, но был сражён вражеской пулей. Только через полтора часа начальник колонны лейтенант Николай Величко сумел вывести бойцов из окружения. За героические действия в этом бою рядовой Манкаев Ёлдаш Сафаралиевич и рядовой Замалетдинов Марат Маслахович представлены к правительственным наградам (посмертно)».

Несмотря на официальный документ и свидетельства очевидцев, мама Ёлдаша Любовь Петровна Манкаева так и не поверила в смерть своего сына. Она ищет, она ждёт… А оставшиеся в живых друзья, переписываясь через Интернет, свидетельствуют:

Сергей Ульшин, Зеленокумск: «Ёлдаш получил тяжёлое ранение и через несколько дней скончался». Сергей выложил армейские фотографии однополчан.

Москвич Александр Недосекин пишет: «Ёлдаш Манкаев был добрым и весёлым парнем. Играл на гитаре и поднимал боевой дух однополчан».

Николай Нагуй из Украины через сеть  шлёт  сообщение: «Я служил в одной роте с Ё.С.Манкаевым. Он всем нам помогал ремонтировать машины».

Бойцы вспомнили, как во время остановки колонны (что смерти подобно), Ёлдаш направлялся к головной машине, чтобы помочь водителю быстро устранить неисправность. Он всегда выполнял просьбы о помощи. Товарищей по службе особенно удивляла его готовность заступаться за своих земляков-туркмен. Хотя, нужно заметить, все ставропольские туркмены помогали и поддерживали друг друга, тот же Оразбек Джумаков или Аллаберди Джумакаев, да и другие.

Первым из трёх эдельбайцев демобилизовали Аллаберди Джумакаева. Он отказывался один ехать в Союз. Ему хотелось оказаться дома вместе с Мовлямберди Дурдыевым и Федей Хакимовым. Командир пригрозил: «Или сейчас же отправишься домой, или будешь служить и дальше со всеми вместе». Аллаберди Язаевич полетел в Ашхабад. Он с нетерпением ожидал возвращения Мовлямберди и Фейзулы, чтобы вместе вылететь на Ставрополье. Спустя две недели, домой вернулся один. После службы в Афганистане получил старый трактор. На нём трудился на полях совхоза «Благодарненский». Затем окончил заочное отделение Григорополисского техникума, получив диплом агронома. Работал по специальности в колхозах «Восход», «Эдельбайский». У него преданная жена Айшат. Дочь Гульсара уже замужем, в прошлом году сыграли свадьбу сыну Яздурды. В настоящее время Аллаберди Язаевич через Интернет активно общается с сослуживцами по Афгану.

 

Вот что рассказал о своей службе в Афганистане другой наш земляк Мовлямберди Дурдыев:  

— 4 октября 1981 года четверых ребят из аула Эдельбай призвали в армию. Трое — Фейзула Хакимов, Аллаберди Джумакаев и я впоследствии были направлены в Афганистан. Сначала «учебка» в Каменске-Шахтинском, там совершенствовали свою водительскую подготовку на армейских «Уралах», совершали пятисоткилометровые марш-броски. 17 декабря прилетели сначала в Таджикистан, а затем — в Афганистан. Этим же рейсом возвращались ребята, уже отслужившие два года. Они дали понять, что попали мы отнюдь не в рай. Нас определили в пехоту. Через три недели перевели в миномётную батарею. По счастливой случайности попали служить в одну часть, с  нашим земляком Оразбеком Джумаковым. Первый год службы он принимал участие в боевых действиях, а затем его перевели сюда. Оразбек для нас был старшим братом, товарищем и родным отцом. Помогал нам, подкармливал, опекал.

Где-то через три месяца нас отправили сопровождать колонну. По пути следования послышались знакомые звуки: будто пошёл дождь и крупные капли забарабанили по броне БТР. Бывалые солдаты объяснили, что это идёт обстрел. Через год всех троих разбросали по разным местам. Нас с Аллаберди перекинули в пустыню, а Федю оставили на элеваторе. Аллаберди сопровождал командира батальона. За время службы в Афгане мы подрывались на минах, лично я — пять раз. Впервые это произошло, когда спасали офицера, попавшего под обстрел. Оказываясь на волоске от смерти, мы оставались живыми, как будто молитвы родителей оберегали нас.

Наконец-то пришло долгожданное время демобилизации. Позади два года службы. А.Я.Джумакаев входил в сержантский состав, поэтому его отправили домой раньше. Аллаберди хотел остаться с нами, но обстоятельства сложились так, что А.Джумакаеву пришлось вернуться раньше, чтобы своевременно прибыть в военкомат и встать на воинский учёт. Тогда приказ не обсуждался.

Вторым уехал Фейзула Хакимов. Меня не отпускали. Так как не было пополнения, учил  вновь прибывших воинов секретам выживания на чужбине. Мама Урхия не выдержала долгого ожидания и поехала в Благодарненский военкомат с вопросом: «Где мой сын?». Военком ответил: «Не беспокойтесь, ваш сын жив и прибудет домой 1 января». Правда, домой я вернулся 10 января. В первый же день Нового года вылетел рейсом Кандагар-Ташкент. Дальше добирался на малую родину с пересадками: сначала поездом до Красноводска, затем на пароме до Баку, на поезде до Минвод и т.д. На войне мы все потеряли здоровье. В Афганистане несколько раз нас с Аллаберди Джумакаевым представляли к наградам, которые так и не получили. Документы затерялись в чиновничьих кабинетах».

 

Родственники другого нашего воина-интернационалиста Сейтседала Вахапова рассказали: 

«Когда Сейтуш уходил в армию, взял с собой горсть земли. И никогда не расставался с нею. Талисман, завернутый в платочек, все годы службы находился в его машине. Ставропольская земля стала оберегом и спасала от  душманских пуль. Когда уезжал домой, передавал машину воину-узбеку, которому рассказал о счастливом обереге. Если хочешь, сохрани, если нет –  выбрось».

 

Не каждый «афганец» идёт на общение. И я понимаю: ведь они считают, что ничего героического не совершили. Я их не разубеждаю, хочу только напомнить, что, прочитав на страницах районной газеты «БВ» очерк «Война глазами матери», рассказывающий о нелёгкой судьбе нашего земляка, участника боевых действий в Чечне, молодые эдельбайцы признались, что ничего не знали о героическом аульчанине Менафе Бугурджиеве. Они сделали вывод, что нужно пожать руку герою. Молодые туркмены поняли: человек, выполнявший свой воинский долг, достоин уважения. Им необходимо знать о роли земляков в истории России, чтобы помнить, восхищаться, гордиться, почитать и равняться на лучших представителей родного народа. Пусть будущий великий художник увидит сюрреалистическую картину: седой «афганец», склонившись над солдатским кителем, скорбит… Эта картина по трагичности и драматизму сродни скульптуре скорбящей Матери, склонившейся над погибшим сыном на Мамаевом кургане. Ужель не найдётся в России поэта, сумевшего передать великую скорбь молодого ветерана, или скульптора, который бы смог изваять фигуру плачущего «афганца» над солдатской формой?!

Скромность украшает человека, но она и мешает бойцам за военными буднями разглядеть героическую стойкость солдат. В Афганистане проходили службу наши земляки — двоюродные братья Халмухамет и Оразбек Джумаковы, Мовлямберди Дурдыев, Аллаберди Джумакаев, Оразали Кочеков, Сейтседал Вахапов, Шохрат Матиев, Фейзула Хакимов. Погиб Ёлдаш Манкаев. Скорбим. Помним. Молимся.

Поговори со мной

Инджихан МУХАМЕТАЛИЕВА,

а.Эдельбай

Фото из школьного музея