Детям детей расскажите  о них, чтобы запомнили

Детям детей расскажите о них, чтобы запомнили


 

Память о Великой Отечествен­ной войне не отпускает, потому что ещё живы фронтовики, живы вдовы, живы дети и внуки. В письме Валентины Матвеевны Жуковой, жительницы с. Крас­ные Ключи, пришедшем на ре­дакционную почту, совсем мало сведений, но много боли и скорб­ной памяти о родном человеке, не вернувшемся с войны.

ИЗ ПИСЬМА РОДНЫХ:

«Мой отец, Дмитриев Матвей Иванович, родился в 1913 году в селе Александрия. В 1941 году Бла­годарненский райвоенкомат при­звал его в ряды Красной Армии. Был он рядовым солдатом, кавале­ристом. Писал письма, которые, к сожалению, не сохранились. При­слал фотографию. Спустя вре­мя, домой пришло извещение, что Матвей Иванович Дмитриев про­пал без вести в июне 1943 года.

Мы помним, что воевал Матвей Иванович под Сталинградом. По­сле войны его товарищ рассказы­вал о том, как погиб наш отец.

— В один из дней вместе с ло­шадьми солдаты переплывали Вол­гу. Всё происходило под мощнейшим артобстрелом. Орудийный снаряд разорвался рядом с Матвеем — и он скрылся под водой. Конечно, не один он там остался, под водами Волги.

Я всё ждал и ждал, когда выплы­вет и возьмётся за стремя лоша­ди, но так и не дождался. Матвей Иванович погиб геройски.

После войны нашей маме, Хри­стине Андрияновне, трудно при­шлось с тремя детьми на руках. Голодно было, поэтому перебра­лись к тётке на хутор Гремучий. На гремучанских фруктах и ово­щах мы выжили».

В письме не стыкуются время и место гибели фронтовика. А с фо­тографии (сидит в центре) смотрит на нас бравый кавалерист, грудь ко­торого увенчана несколькими на­градами. Чтобы расширить сведе­ния о нём, уточнить некоторые фак­ты, начинаем поиск информации.

Детям

Результаты поиска

На сайте «Подвиг народа» све­дений о награждении уроженца Александрии пока нет, что не удиви­тельно — многие документы ещё не переведены в электронный вид.

Сведения о фронтовике Дмитри­еве находим в книге памяти Ставро­польского края, подтверждающей, что он считался без вести пропав­шим с июня 1943 года.

На сайте ОБД «Мемориал» ин­формации чуть больше. Здесь есть список военнослужащих, семьи ко­торых продолжительное время не имеют с ними связи по Алексан­дрийскому сельскому совету Благо­дарненского района Ставропольско­го края, составленный в 1946 году. В него внесены имена 245 человек. В строке под номером 219 читаем:

Матвей Иванович Дмитриев, 1913 года рождения, уроженец села Александрия, был призван в дей­ствующую армию Благодарненским РВК в 1942 (не в 1941 году). Был он беспартийным, имел воинское зва­ние «красноармеец». В графе, со­держащей дату и причину выбы­тия из рядов Красной Армии, чита­ем — с 28 июня 1942 года, а в следу­ющей графе о месте захоронения обнаруживаем пометку о том, что в июне 1943 он без вести пропал.

Равнодушная запись чиновни­ка «пропавший без вести» не даёт покоя, ведь жене и детям очеви­дец рассказал о последних минутах жизни Матвея Ивановича. Как из не­бытия вернуть солдата? Где исти­на? Рассуждаем.

Кроме даты рождения ещё две венчают короткую жизнь 30-летне­го рядового войны М.И.Дмитриева.

В июне 1942 года (дата выбытия Дмитриева из РККА) боёв под Ста­линградом ещё не было. В это тра­гическое, второе лето войны шли ожесточённые бои на Волховском направлении, продолжалась геро­ическая оборона Севастополя, гит­леровцы продвигались на юг, тесня Красную Армию под Харьковом.

В июне 1943 года (дата призна­ния Дмитриева пропавшим без ве­сти) Красная Армия, закалённая в огне Сталинграда, уже громила немецко-фашистские войска на Ку­бани, северо-восточнее Новорос­сийска и укрепляла позиции по ле­вому берегу Дона; командование го­товилось к Курской битве.

Но в письме родных упомяну­ты именно Сталинград и Волга. Ка­залось бы, необъяснимые противо­речия. Но только на первый взгляд.

Без вести пропавшим в годы Ве­ликой Отечественной войны считал­ся военнослужащий, который отсут­ствовал в расположении части по неизвестной причине, и поиск его в течение 15 суток не дал результата.

Чаще всего те, кто и по сей день считаются пропавшими без вести, по­гибли при отступлении в первый пери­од войны, или во время проведения разведки боем, или попали в окруже­ние. Засвидетельствовать их смерть в этих случаях, найти место гибели сол­дата не представлялось возможным.

В число пропавших без вести по­падали и военнослужащие, попав­шие в плен, и командированные, не прибывшие к месту службы, и раз­ведчики, не вернувшиеся с задания, и даже личный состав целых частей и воинских подразделений, оказав­шихся разбитыми и лишившимися командиров, которые могли бы до­стоверно донести информацию на­верх о конкретных потерях.

Иногда случалось и так, что воин, отставший от своей части, мог быть включён в другую воинскую часть и продолжал воевать. Ране­ный с поля боя мог быть эвакуи­рован бойцами иного подразделе­ния и сразу отправлен в госпиталь. И конечно, к пропавшим без вести относили дезертиров, сознательно покинувших воинские формирова­ния. Это именно из-за них, из-за не­скольких сот тысяч подобных пре­дателей и перебежчиков, несколько миллионов солдат той войны оста­ются с сомнительной репутацией и до сих пор не признаны погибшими.

Выходит, вполне мог боец М.И.Дмитриев оказаться на Волге, к берегам которой захватчики вышли уже в августе 1942-го, а потом, напри­мер, попасть в госпиталь или в другую часть. Это, конечно, предположения.

Но как достоверно узнать боевой путь воина?

После окончания войны район­ные военкоматы проводили подвор­ный опрос для сбора сведений о не вернувшихся с фронта военнослу­жащих. По результатам этого опро­са составлялись карточки, содержа­щие запись «связь (переписка) пре­рвалась с …». Дата пропажи уста­навливалась военкомом методом прибавления трёх месяцев к дате последнего письма.

По сведениям И.И.Ивлева, ди­ректора Архангельского ГСМЦ «По­иск», редактора сайта Солдат.ру, ведомости подворного опроса хра­нятся в Центральном архиве мини­стерства обороны. Однако они до­ступны лишь при личном посеще­нии архива. Возможно, боевой путь бойца Красной Армии можно про­следить по документам, фиксиро­вавшим получение солдатом до­вольствия, также хранящимся в ЦАМО РФ. Хотя не стоит забывать, что гибли в той войне не только от­дельные солдаты, но и целые воин­ские формирования и архивы.

Значит, не только архивы долж­ны хранить эту память, но в первую очередь потомки. Пусть крупицу, пусть отдельный эпизод — помнить, беречь и передать будущим поколе­ниям. Потомкам рядового Дмитрие­ва это удалось.

Марина ФЕДИНА

СПРАВОЧНО:

Всего безвозвратные потери Вооружённых Сил СССР (РККА, ВМФ, НКВД) в ВОВ составили 11 944 тыс. человек. Это не только погибшие, но и по разным причинам исключённые из списков частей. Согласно приказу за­местителя наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, к безвозврат­ным потерям относятся «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болез­ней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и по­павшие в плен к врагу».

Из этого числа пропало без вести 5 059 тыс. человек, из них большая часть оказалась в немецком плену (и только меньше трети дожила до осво­бождения); многие погибли на поле боя, а многие из тех, кто оказался на ок­купированной территории, были впоследствии повторно призваны в армию.

Всего в Великой Отечественной войне погибло и умерло от ран 9 168 тыс. военнослужащих, а общие прямые людские потери Советского Союза за все годы войны оцениваются в 26,6 млн. человек.